ВОСКРЕСЕНЬЕ, 18 НОЯБРЯ 2018 ГОДА
1026 21-11-2016, 06:05

Внешняя политика Кыргызстана: найти деньги где угодно и под любые условия


Эксперт по региональной безопасности Таалатбек Масадыков поделился с Zanoza.kg своим мнением относительно эффективности участия Кыргызстана в международных организациях, внешней политики страны и о том, как повлияет на Центральную Азию победа Дональда Трампа.

- Понятно, что предвыборные обещания президента-миллиардера могут отличаться от его реальных дел. Но все же: как скажется на регионе приход Трампа на пост президента США?

- Победа Трампа – это знак, что даже в США люди хотят перемен, население хочет изменений. Наверное, американцы устали от того, что происходит сейчас в стране и в мире. Если верить предвыборным обещаниям Трампа, то его приход – новый и положительный виток отношений с Россией, который скажется и на нас.

Трамп говорил, что он прекратит войну и выведет войска из Афганистана, прекратит поддерживать Пакистан. Думаю, что война может закончится. Талибы и вооруженная оппозиция в Афганистане, я не говорю о группировках ИГИЛа, заявляли, что начнут переговоры по мирному процессу, если американцы выведут войска. Если афганский народ без вмешательства извне начнет решать свои внутренние проблемы – это в общем-то хороший сигнал. Если мир и стабильность придут в Афганистан, то от афгано-пакистанского региона станет исходить меньше угроз. Но это пока только предположения, ведь обещания политиков могут остаться обещаниями.

- Недавно в Бишкеке прошло заседание глав правительств стран-участниц ШОС. Для горожан все эти саммиты ассоциируются только с транспортным коллапсом. А что как бы вы объяснили простому человеку, чем полезны все эти региональные объединения, где Кыргызстан является участником?

- Простому гражданину очень сложно понять сразу плюсы или минусы от участия страны в той или иной международной региональной организации. Совершенно естественно, когда люди задаются вопросом, что жизнь вроде идет, вроде бы мы участвуем в разных региональных организациях, саммиты проводятся, вроде какие-то лозунги, декларации, а результаты, народ не может "пощупать" или ощутить на себе.

Простому человеку важность участия страны в тех или иных организациях я бы объяснил, наверное, так. Есть мировая политика, есть большие государства, которые зачастую бывает диктуют, навязывают свои взгляды и образ жизни другим государствам. Поэтому мы как маленькая страна, просто обязаны быть в стратегическом партнерстве с той или иной страной, или группой государств; чтобы в первую очередь защитить себя, во вторую - извлечь какие-то плюсы для себя.

Если говорить конкретно о ШОС, то наше участие - участие Кыргызстана в этой организации очень важно, потому что после развала Советского Союза в мире появилась только одна страна - сверхдержава в лице США.

Мы 25 лет наблюдаем однополярный мир – он далеко не идеален. Китай, Россия и некоторые другие государства считают, что не нужно диктовать принципы, приемлемые в одном обществе и не приемлемые в другом. И Шанхайская организация сотрудничества появилась, как бы для баланса блока НАТО.

Я считаю, что в мире должно быть как минимум два полюса, может быть, несколько полюсов, потому что как бывший работник авторитетной международной организации, как ООН, я в разговорах с представителями различных стран слышал и ощущал; что есть жалобы, проблемы, и все начинают обвинять во всех грехах одну страну; если бы было два полюса, на мой взгляд был бы баланс.

На сегодняшний день ШОС, как и другие региональные организации, в которых мы являемся членами, пока еще не дал серьезных ощутимых результатов, но все еще впереди. ШОС еще 15 лет, поэтому говорить о каких-то серьезных результатах пока рано.

Но все зависит от многих факторов, в частности от руководителей стран в плане претворения в жизнь договоренностей достигнутых в саммитах, в последовательности проводимой ими внутренней и внешней политики.

- Насколько участие Кыргызстана в региональных организациях эффективно? Могли бы быть результаты еще лучше?

- Должно было бы быть лучше.

- Что этому помешало?

- Государственные чиновники, ответственные за отсутствие каких-либо положительных результатов, обычно пытаются обвинить кого-то другого в этих неудачах и провалах. Я думаю, всегда нужно начинать с себя - нужно изменить свое отношение к формальному участию в этих региональных организациях. А то потом получается, что региональные организации не работают, как хотелось бы; или мы не получаем от них ожидаемых результатов.

Например, про ОДКБ говорили как об организации, которая не имеет серьезного механизма реагирования в случае возникновения каких-либо потенциальных угроз, для подавления или предотвращения этих угроз. ОДКБ в последние годы начал работать значительно активнее и лучше, чем она работала в 1990-е годы или в начале 2000-х.

И это положительный знак, потому что мы все понимаем, что происходит в нашем регионе Центральной Азии, в Северной Африке, на Ближнем Востоке; и какие угрозы исходят оттуда. Если вдруг эти угрозы подойдут близко к нашим границам, думаю, ОДКБ готово и способно, предпринять определенные шаги и отразить эту угрозу.

Что касается участия Кыргызстана в ЕАЭС, то руководство страны безответственно обещало гражданам Кыргызстана, что если мы войдем в эту организацию, то все будет прекрасно и все наши проблемы и вопросы решатся сами собой.

Мы, как и весь мир, переживаем мировой экономический кризис и должны выживать, кормить свой народ, сотрудничать с соседями и стратегическими партнерами в первую очередь, а потом уже с другими странами и регионами. А что у нас сейчас? Да, мы были и являемся членами ВТОи это положительно сказалось на нас. Мы импортировали товары из Китая, перепродавали их, то есть торговали. У нас работало на всю страну с пяти миллионным населением условно три базара; которые в свою очередь обеспечивали работой и кормили порядка 300-400 тысяч кыргызстанцев. Люди вроде бы были довольны. Большой ли это показатель для экономического развития страны? Думаю небольшой.

Когда стоял вопрос, войти ли в состав ЕАЭС, самой большой проблемой было обсуждение будущего этих базаров. Естественно, когда работали эти базары, кормились и все наши чиновники - проверяющие и контролирующие органы: таможня, налоговая и государственный аппарат. Конечно чиновники думали и о том, что будут делать 300 – 400 тысяч человек, если объёмы торговли на этих базарах упадут. Для всех было вопросом: как мы заживем без этих базаров. Но неужели страна с пятимиллионным населением должна зависеть только от этих базаров?

Участие в ЕАЭС подразумевает свободное перемещение товаров, услуг, капиталов, рабочей силы между странами – членами ЕАЭС. Порядка миллиона наших сограждан уехали на заработки в Россию и Казахстан, и испытывали определенные сложности с легальным трудоустройством до вступления в ЕАЭС. Сейчас нашим гражданам легче уезжать и устраиваться на работу и зарабатывать деньги легально. В последние годы мы говорили, что наши гастарбайтеры отправляют домой свыше миллиарда долларов США. Это было очень важно для их родных и близких и в целом для нашей экономики. Так что в этом отношении вступление в ЕАЭС – эта реальная польза для страны. Теперь давайте сравним, миллион населения, работающих в России, Казахстане; или 300 – 400 тысяч людей, занятых на трех крупных базарах в Кыргызстане. Что важнее? Ответ думаю очевиден.

Но планируя вступление в ЕАЭС, мы должны были серьезно отнестись к этому вопросу и выстроить систему так, чтобы наша сельхозпродукция, переработанная продукция отвечали бы по стандартам ЕАЭС.

Мы должны были подумать о лабораториях, о ветеринарных станциях, о том, как у нас вообще разводят скот, выращивают овощи и фрукты. Почему наша сельскохозяйственная продукция не пропускается в страны ЕАЭС? Потому что наша продукция не отвечает принятым стандартам.

В земледелии у нас очень много и бесконтрольно начали применять химические удобрения, пестициды. В земледелии есть определенные нормы применения химических удобрений на гектар земли. У нас на это никто не смотрит и не проверяет. Естественно, такую продукцию страны ЕАЭС брать не будут. Конечно, и в других странах ЕАЭС существуют проблемы, но там выстроена хоть какая-то система за все эти годы, а у нас – нет. Мы сами должны были найти средства, чтобы подготовиться к вступлению в ЕАЭС. Если все эти и другие нюансы проанализировать, то это вина наших руководителей или полное отсутствие у них профессионализма.

На плюсы и минусы нашего членства в ЕАЭС и других региональных организациях влияют также проблемы личностного характера, которые есть и между руководителями наших государств. Наши жалуются, что Казахстан не открывает границы, но у Казахстана наверное тоже есть свои вопросы.

Сейчас 21-й век, сейчас нет коммунистической системы, когда безвозмездно оказывалась помощь на миллионы. Сейчас везде капитализм: и в бывших странах СССР, и в других частях света. Если вам дают копейку, то попытаются вернуть эту копейку, желательно с пользой. Если эту копейку не вернут, значит, что эта копейка должна будет обслуживать определенные интересы тех или иных стран.

- Если бы чисто гипотетически Кыргызстан не был бы членом ОДКБ, ЕАЭС, ШОС, если бы у нас было очень адекватное правительство, которое занималось бы развитием страны?

- Даже гипотетически будет тяжело представить. Почему? Потому что сейчас в мире таким малым государствам как наша страна будет очень трудно жить без надежных союзников. Если мы не будем участвовать в этих региональных организациях, нам будет очень нелегко, потому что мы в регионе окружены соседями, которые уже являются членами этих организаций. А вместе нам будет легче жить, решать общие проблемы экономики и безопасности.

Что такое внешняя политика? Что такое вообще политика? Это когда субъект международного права, то есть государство думая о своем будущем, должно в первую очередь устанавливать дружественные взаимоотношения с соседями, в нашем случае, с Китаем, Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Без этого нам жить будет очень сложно. Нас легко отрезать от транспортных коридоров, через нас не проходят транспортные коридоры, мы в самом конце этого коридора, то есть в советское время они были построены так, что тупик заканчивался в Кыргызстане; и поэтому для нас очень важно быть членом тех или иных региональных организаций.

Допустим, что вместо этих организаций мы были бы членом НАТО. Смогли бы члены НАТО нам реально помочь? Я думаю нет. Вот у нас есть политические силы, которые говорят, что мы должны быть с США и Запад нам поможет. Не совсем все так легко и просто, как люди думают. Даже если Америка решила бы помочь Кыргызстану, не думаю, чтобы США легко и без всяких условий предоставили серьёзную финансовую помощь. Что они смогут сделать для нас? Они будут отправлять нефтепродукты самолетами? Они высадят здесь десант и будут обеспечивать нашу безопасность и защищать наши границы? Они будут поставлять нам товары? Это все даже гипотетически невозможно представить. Поэтому я считаю закономерным и правильным, что Кыргызстан является членом вышеуказанных региональных организаций.

- Вы говорили, что наше участие в организациях недостаточно эффективно, в том числе потому, что у правительства нет политики. Как вы оцениваете нашу внешнюю политику?

- Наши слова и дела идут в разные стороны. Я задаю вопрос о внешней политике коллегам, уважаемым, профессионально подготовленным, которых немало в нашем МИДе и правительстве, но которые, к сожалению, не участвуют в принятии решений. Они понимают, что ясной и выработанной внешней политики у нас на сегодня нет.

Мы должны выстраивать взаимоотношения с соседями, со стратегическими партнерами, а потом уже с остальным миром, то есть у нас должны быть свои приоритеты. У нас не так много денег в бюджете, мы всегда думаем о том, как бы содержать наши дипломатические представительства за рубежом.

Нам нужно подумать сначала, в каких странах мы должны присутствовать, с какими странами сотрудничать во-первых, во-вторых, в-третьих. А на деле мы, не продумав, открываем посольства в различных странах.

Например, я не имею ничего против арабских стран, но у меня вопрос: почему мы открываем посольства в целом ряде арабских государств? Это что - разворот от наших стратегических партнеров в сторону исламского мира? Или мы должны поменять нашу внутреннюю политику и стать мусульманами в том понимании, как мусульмане в этих странах? Но у нас ведь светская страна? Или все-таки мы открываем посольства в арабских странах, потому что они нам легко дают деньги?

Когда государства дают деньги, они дают деньги под что-то. Если они дали нам деньги, значит, мы им должны вернуть что-то другое. И что мы будем возвращать? Мне кажется, у нас идет явная исламизация нашего общества. Я думаю, что иметь или не иметь столько посольств в арабском мире - это вопрос для обсуждения.

Поэтому мне кажется, что на верху в руководстве страны еще не поняли, куда и как мы должны идти. Мне кажется, наша нынешняя внешняя политика в основном ориентирована на нахождение и получение денег где угодно и под любые условия.

Я разговаривал с представителями некоторых международных организаций, которые присутствуют в нашей стране. Они говорят: мы не знаем, как вести разговор с вашими людьми, которые отвечают за внешнюю политику, потому что мы не знаем, чего они хотят. Мы им говорим: готовы помочь, но чтобы помочь вам, нужно четко придерживаться наших условий, норм и принципов. В ответ наши чиновники просто просят денег, лишь бы дали деньги.

Большие деньги даются под проекты, по словам иностранцев, у нас в стране так и не научились писать проекты. По крайне мере, именно такое складывается впечатление. Куда мы не приходим, мы приходим с протянутой рукой. Чтобы попросить деньги в 21 веке, мы должны квалифицировано и профессионально подготовить проекты на определенный срок, где будет указано на что будут тратится деньги, будут прописаны конкретные результаты.

В общем, если называть вещи своими именами, то понятной внешней политики у нас нет. Мы говорим, что мы со странами ЕАЭС и ОДКБ, но на самом деле идет разворот в другую сторону.

- Какие еще примеры более конкретные можете привести?

- Еще один пример отсутствия профессионализма у наших руководителей следующий. В рамках ШОС мы подписывали меморандум, что все страны ЕАЭС будут развивать отношения с Китаем в определенном порядке и направлении, учитывая общие интересы стран ЕАЭС. При этом надо заметить у Китая тоже есть своя политика, у них есть проект "Экономический пояс Великого Шелкового пути" - попытка связать страны Центральной Азии. Наши руководители, не буду называть фамилии, в ходе визита в Китай соглашаются подписать двусторонние документы, забывая или просто не понимая, что нами уже подписаны в рамках ЕАЭС меморандумы, где оговорено, что мы как страны ЕАЭС будем выступать единым фронтом во взаимоотношениях с Китаем - в первую очередь учитывая интересы всех стран ЕАЭС, а не отдельного государства. Из-за таких недоразумений возникают вопросы и недоверие к нам со стороны наших партнеров по ЕАЭС.

- Ну а как же национальные интересы страны?

- Скажу на примере НАТО. В НАТО если лидирующая страна - США, которая обеспечивает безопасность и решает вопросы стран НАТО. К примеру, США объявили санкции России, европейским странам это невыгодно, но они жестко поддерживают эти санкции. В случае с Россией такой солидарности у ближайших партнеров нет - она в одиночку пытается выйти из тяжелой ситуации. Мы где? Мы члены ОДКБ, члены ЕАЭС, где мы?

Я не призываю слепо следовать пожеланиям России, но если мы объединились, то у нас должны быть общие стратегические цели и задачи. И если бы Кыргызстан, Казахстан, Беларусь, Армения присоединились к ответным санкциям, которые объявила Россия западным странам и США, тогда бы остальной мир разговаривал с нами совсем по-другому: и с Россией, и с нами.

В мире все понимают, что все наши объединения – рыхлые, они фактически не работают. Поэтому Америка на сегодняшний день противостоит созданию и укреплению этих региональных организаций. Запад видит это, как попытки восстановления Советского Союза.

Поэтому, мне кажется, в мире сохранялся бы баланс, если бы было хотя бы два полюса.

- Доминант в ЕАЭС и ОДКБ - Россия, в ШОС - Китай и Россия. Допустим. Если у Кыргызстана была бы четкая внешняя политика, которой наша страна еще и следовала, неужели у Кыргызстана в этих организациях вес стал бы больше?

- Однозначно. Мы вообще должны совершенно четко определять внешнюю политику, являясь членом региональных организаций. Мы должны ставить приоритет, если у нас приоритет ЕАЭС и ОДКБ, значит, страны-участники этих объединений у нас на особом счету. Если потом по приоритетности идет ШОС, значит, с членами ШОС мы должны активно работать.

Мы не можем отказываться от другого мира, не должны отталкивать Запад, США; мы должны работать со всеми, быть открытыми, но согласно нашим приоритетам.

Что делают сегодня Россия и Китай. Они говорят, какие у них стратегические задачи, которые они не могут переступить и перечеркнуть.

Это очень важно. Если вы не последовательны, не надежны, то с вами и в этой организации, где вы являетесь членом, не будут считаться, и другой мир будет вас рассматривать в качестве ненадежного партнера. Из-за того, что мы заявляем одно, но делаем другое; мы не там и не тут.

zanoza.kg

Комментарии