СРЕДА, 24 ЯНВАРЯ 2018 ГОДА
59537 4-11-2016, 00:05

Жакип Асанов перекрывает кислород «мажорикам» в погонах

Работа в органах прокуратуры – заветная мечта для выпускников юридических факультетов. На каждую вакансию, судя по данным статистики, претендуют 60 кандидатов. Но будь ты хоть трижды семи пядей во лбу, мечта эта до недавних пор была несбыточной. Причина банальна: в прокуратуру в массе своей попадали лишь те, кого толкали «агашки».

Заступивший весной этого года на пост генерального прокурора Жакип Асанов поставил заслоны на обходных путях-дорожках пополнения рядов прокуратуры по принципам родства и кумовства. И, надо признать, схема сработала.

Наверное, впервые главный надзорный орган страны не только признал официально наличие проблемы (то, что на прокурорскую работу «приходят люди неподготовленные, корыстные»), но и приступил к адекватным мерам по ее решению. Впрочем, обо всем по порядку.

Начнем с фактов. Только за два года, в период с 2013-го по 2015-й, по отрицательным мотивам из органов прокуратуры были уволены десять молодых сотрудников, проработавших менее трех лет. В их числе и хорошо известная казахстанцам мадам прокурор, которая, сев пьяной за руль, совершила ДТП и, решив скрыться с места преступления, протаранила толпу людей. Еще 57 «новобранцев» добровольно отказались от затеи строить карьеру в этой системе. Что тоже показательно, считают в Генпрокуратуре. Как говорит Жакип Асанов, «просто так, по своей воле, от нас мало кто уходит. Работа-то престижная. Поэтому многие из тех, кто ушёл сам, либо безграмотные, либо наломали дров… Или сами совершают преступления, пользуясь властью, чувствуя вседозволенность и безнаказанность. И только тогда, когда они переходят все границы, от них тихо избавляются».

«Кто, как и почему принимает их на работу?» – задался вопросом генпрокурор. И сразу же нашел на него ответ: «Значит, блат. Как обычно, за него попросили «важные» люди. Получается, наши даже не удосужились разузнать о человеке, кто он такой, как себя ведёт, чем дышит».

Устраивать шоу, клеймить с высокой трибуны кадровиков Жакип Асанов не стал. Он сделал то, чего до него не делал еще никто: заставил прокуроров, которые приняли на работу впоследствии уволившихся по собственному желанию или вовсе опозоривших честь мундира, персонально ответить, по каким критериям осуществлялся отбор, почему из сотни возможных кандидатов были выбраны именно эти люди. Что стало, если можно так выразиться, демонстрацией силы, а точнее, серьезности намерений переформатировать систему подбора кадров таким образом, чтобы в прокуратуру попадали только лучшие из лучших. «Прекрасную страну можно построить только с хорошими кадрами, даже если законы плохие, – говорит Жакип Асанов. – Но если сотрудники плохие, то не помогут и самые замечательные законы. От того, насколько продуктивен каждый прокурор, зависит конечный результат всей системы прокуратуры».

Начать решили с главного – с критериев. Те, что применялись раньше, не позволяли адекватно оценить профессиональные и личные качества кандидата. «Нет четких критериев и механизмов для этого, всё ещё много человеческого фактора», – заявлял еще весной Асанов. Он выделил две составляющие данной проблемы: несовершенство системы отбора и субъективизм при приёме на работу: «Как сегодня оценивается кандидат? По четырем позициям. Это анкетные данные, медкомиссия, спецпроверка и тестирование. Но из всего этого мы не видим, кто на самом деле перед нами.

Не знаем, как он рос, что читал, чем увлекался, что полезного сделал в школе, в вузе, для родных и друзей, с кем общается в соцсетях – то, о чем обычно не пишут в резюме. Слишком многое остается «за кадром». Это как айсберг, девяносто процентов объема которого находится под водой. Что касается субъективизма, то проблема возникла не вчера. Меня всё время просят взять кого-нибудь на работу. Пытаются «подарить» резюме. Предлагают кандидатуры десятками…»

При этом Жакип Асанов отмечал, что конкурсный отбор при приеме на работу в прокуратуру был введен только в 2013-м. Но за три года эта мера показала свою неэффективность, поскольку никак не повлияла на ситуацию. «Как брали по знакомству, так и продолжают. Научились обходить все процедуры, протаскивать нужных», – резюмировал генпрокурор.

Всего за несколько месяцев его деятельности на нынешнем посту ситуация кардинальным образом изменилась и протащить «нужные» кадры через поставленные заградительные барьеры стало практически невозможно.

Перекрыть воздух «мажорикам» Генпрокуратуре помогли представители «Назарбаев Университета» и компаний «Прайс Уотер Хаус» и «Делойт», которые разработали «новые правила игры». Теперь процесс приёма на работу в прокуратуру, как и раньше, состоит из двух этапов – отборочного и конкурсного, но внутри них появились новшества. На первом этапе кандидат сдаёт тест на знание законов, проходит медкомиссию и спецпроверку. Второй предусматривает собеседование и десятидневную стажировку. Ноу-хау же поджидает кандидатов на стадии стажировки. Для них предусмотрены четыре новых задания: описать свой жизненный опыт; написать эссе; решить кейсовые задачи; пройти психологическое исследование. И такой подход уже сработал. Тем, кто принимает кадровые решения, он позволяет перестать «играть вслепую» и отличать реальное золото от самоварного.

Дополнительные задания дают возможность оценить реальный потенциал, жизненную позицию, степень социальной активности, устойчивости принципов претендента на должность. Например, эссе выявляет творческое мышление кандидата и показывает то, насколько доходчиво он может излагать мысли, структурировать информацию, отделять главное от второстепенного, аргументировать свои выводы. Это очень важные качества, поскольку, как говорит Асанов, работа прокурора предполагает в первую очередь общение с людьми.

Кейсы – это три ситуационные задачи, позволяющие оценить способность кандидата применять законы на практике, анализировать и обобщать информацию, логически мыслить. «Важно не зубрить законы, а найти законное решение», – утверждает генпрокурор.

Последний этап – самый важный. Психологические тесты дают представление не только об IQ кандидата, но и о том, что именно движет им при трудоустройстве: реальное желание принести пользу или только личные интересы. А также о том, способен ли он работать на результат или бездельник, устойчив к стрессам или вспыльчив, является ли командным игроком или одиночкой, коммуникабельным или закрытым… Но и это еще не все. После тестов претендент в обязательном порядке беседует с психологом, что позволяет выявить его индивидуальные особенности.

Самое нестандартное в цепочке новшеств – это то, что выполнение дополнительных заданий оценивают эксперты «Назарбаев Университета», компаний «Прайс Уотер Хаус», «Деллойт», «Эрнст и Янг», SHL Kazakhstan, Академии госуправления при президенте РК, КазНУ им. аль-Фараби, ЕНУ им. Гумилева, КазГЮУ. Им в руки тоже попадают психологические портреты претендентов, которые учитываются тогда, когда эксперты дают свои рекомендации.

«Все работы кандидатов зашифрованы. Кандидат не знает, кто его оценивает, а эксперт не знает, чью работу он оценивает», – отмечает Жакип Асанов. Отныне такая независимая оценка обязательна при приеме на работу в прокуратуру.

К слову сказать, все задания кандидаты выполняют в специально отведённой комнате под пристальным взором объективов видеокамер. Ведется и аудиозапись. Естественно, никаких гаджетов и шпаргалок. К тому же на входе жесткий фейс-контроль. «Чтобы не зашли подставные лица», – уточняет Жакип Асанов.

Пока это лишь одна из мер широкомасштабной кадровой реформы в системе прокуратуры. Но важность ее трудно переоценить. Жакип Асанов часто вспоминает «диагноз», поставленный всей правоохранительной системе главой государства почти десять лет назад, и считает, что та оценка актуальна до сих пор. А говорил Нурсултан Назарбаев о том, что «отдельные руководители при расстановке кадров исходят не из принципа профессионализма и опыта сотрудников, а из принципов их лояльности и родства. В итоге эти должности замещаются людьми случайными. И таких в правоохранительной системе становится слишком много».

Новая процедура отбора кадров уже приносит впечатляющие результаты. Сравните цифры. За весь прошлый год на работу в органы прокуратуры попросились 947 человек, из них прошли 240. А только в августе текущего года, то есть всего за один месяц, заявки подали 1350 претендентов, из которых «годными к службе» были признаны лишь 69, или каждый двадцатый. Как говорится, комментарии излишни. Остается только добавить, что Генпрокуратура в кадровой работе приступает к проведению дальнейших «плановых операций» – оценке действующих сотрудников, их карьерного продвижения, мотивации, обучения. Опять же с целью исключения случайных людей из системы.

Автор: Серикжан Адилов

Комментарии

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
05-ноя-2016, 20:19

если это правда, то ему недолго осталось работать.

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-ноя-2016, 10:15

Судей так надо на работу брать.

Оставить мнение