ПЯТНИЦА, 19 ЯНВАРЯ 2018 ГОДА
5661 25-10-2016, 09:00

Какие изменения ждут нас в транзитный период и сразу после него?

Страна усиленно перестраивается, при этом умудряясь не менять курс, и совсем скоро нам предстоит жить в несколько другом Казахстане, а властям придется  изловчиться так, чтобы сохранить свои позиции при этих переменах. Что именно может измениться в жизни государства и в нашей жизни? Сможет ли преобразиться сам политический режим или же он предпочтет переделывать народ?

Главное – безопасность

Нашу страну ожидает серьезная трансформация – переход от президентской (точнее, суперпрезидентской) формы правления к президентско-парламентской. Осуществить это гораздо сложнее, чем просто сказать об этом и привычным административным ресурсом эту проблему за раз не решить. Однако и оставлять на потом эти перемены нежелательно – отечественный «свой путь» должен учитывать печальный опыт соседей с преемственностью.

Это, пожалуй, главное направление грядущих и уже осуществляющихся изменений внутри страны. Принято думать, что основной движущей силой этого должен стать антитеррористический законопакет, над приданием которого в подобающий вид сейчас трудится рабочий комитет мажилиса с привлечением представителей общественных и неправительственных организаций, а также партий, не вошедших в парламент.

Об этих семи законопроектах мы уже говорили, лишь напомним, что глава государства, открывая новый сезон работы парламента, настоял на том, чтобы «до конца года решить эти вопросы», «несмотря на всякие там дела, как будто мы что-то нарушаем». Этот посыл дает понять, что новые законы будут изначально «неоднозначные» и могут вызвать критику как отечественных, так и зарубежных правозащитников. При этом становится предельно ясно – власть намерена защищаться от внутренних и внешних врагов, поступаясь правами своих граждан и готова терпеть нарекания со стороны.

И это понятно. Нужно максимально обеспечить нормальное прохождение переходного периода, при котором иммунитет власти может обнажиться сразу в нескольких местах, чем в любой момент могут воспользоваться оппоненты и конкурирующие группировки внутри страны или «друзья» и «завистники» за ее пределами. В большей степени нужда в максимальной безопасности будет в начальный период «постназарбаевского времени», когда первый президент станет «просто» лидером нации, а у его преемника окажутся вожжи управления государством.

Как это будет выглядеть в реале? Главный образ врага в виде религиозного экстремиста будет держать в страхе большую часть населения и служить оправданием для некоторого ограничения прав  свобод добропорядочных граждан. Ведь, заметьте, объявленный после теракта в Актобе и продленный перед «полицейским расстрелом» в Алматы «желтый» уровень террористической угрозы будет действовать до конца года. Зачем? Ведь террористы и «стрелок» уже предстали перед судом, опасность локализована. Получается, такое положение выгодно для власти, хотя и само народонаселение уже привыкло к вооруженным патрулям и проверкам на вокзалах и станциях метрополитена.

Мы потерпим

На этом фоне заметно поубавится протестных настроений у людей, хотя поводов для этого будет все больше. В первую очередь, это касается ухудшения социально-экономического положения большинства казахстанцев. Постоянный рост цен на товары первой необходимости, лекарства и комуслуги с одной стороны и отсутствие индексации зарплат с их задержкой и угрозой потерять работу, с другой, отрицательно сказываются на «социальном самочувствии» населения. Однако вряд ли можно ожидать, что оно вывалит на улицы для выражения своего недовольства и в стремлении найти справедливость. Показательные превентивные удары по «митинговым активистам», силовой разгон любых зачатков акций протеста, а также показательный политико-уголовный процесс, проходящий в эти дни в Атырау, призваны отбить всякое желание даже думать об этом.

Кстати, нужно отметить, что власть учла уроки «земельных митингов», правда, сделала это в своем репертуаре – перехватила инициативу, отсрочила решение проблемы, вместо того, чтобы сделать это сейчас, но при этом стала наказывать тех, кто, по сути, раскрыл глаза на эту проблему. Точку в вопросе «теста на протест» должны поставить упомянутый процесс по делу Бокаева-Аяна в Атырау, а также «переворотное» дело Тулешова и Ко, объединенные самым странным образом. Коротко говоря, власти стараются доказать себе и другим, что выступать против них нельзя никоим образом – ни за деньги, ни бескорыстно.

Логично было бы в этом плане ждать от власти каких-то действий, направленных на выпуск пара или сглаживания социальных проблем. Однако «пряники» для населения не предусмотрены бюджетом страны, да и на банальный «хлеб» будет не у всех хватать. А заявления руководства страны о выполнении обязательств по социальным программам, с большой долей вероятности, будут в очередной раз сорваны или, в лучшем случае, не поспеют за инфляцией.

А вот народ попросят потерпеть. Разными способами просить будут – от взывания к человечности и состраданию, до банального запугивания и подключения репрессивного аппарата. При отсутствии «хлеба» можно сделать ставку на «зрелища», чего следует ожидать в избытке. Это будут и показательные бои с коррупцией в масштабах страны, и новые громкие скандалы с «министрами для битья», и отвлечение внимания на раздутые скандалы в любых отраслях, но только не в политике или экономике. 

В качестве ответного шага со стороны власти будут предлагаться создание новых диалоговых площадок, но приглашаться туда будут далеко не все, а сами беседы изначально намечены по сценарию «мы тут посовещались и я решил». То есть, власть и общество не будет слышать друг друга в этих беседах, но, тем не менее, стоит ожидать появление новых «общественных советов» при акимах и министрах. В общем, наверху есть понимание, что нужно «выпускать пар» и любыми способами донести до электората, что безопасность власти – это безопасность государства и наоборот.

Действовать по обстановке

Но страна будет меняться не только в плане обеспечения безопасности существующей власти. Не стоит забывать и о том, что довольно серьезные перемены ожидают и ее структуру, и даже в некоторой степени ее систему – ту самую вертикаль. Об этом за последние полтора-два года говорил и сам действующий президент. Так, например, на прошлогодних президентских выборах, прямо на избирательном участке Нурсултан Абишевич сказал: «Речь может идти о распределении власти между президентом, парламентом и правительством. Эти изменения будут зависеть от обстановки в мире и внутри страны. Если будет воля народа, мы очень серьезно над этим будем думать».

Народ пока молчит, хотя «завтра» уже наступило, поэтому государству приходится брать инициативу на себя. И, следует заметить, что хоть все делается по одному большому плану уже много лет, довольно часто именно меняющаяся обстановка вносит свои коррективы. Именно с этим связаны рокировки в правительстве, появление новых министерств, а также громкие коррупционные процессы с участием тех или иных чиновников первого звена.

Эта самая обстановка может легко измениться и до конца года, однако уже сегодня мы видим основу для переходного периода. Она заложена на тех, кто будет осуществлять транзит, обеспечивать его безопасность и информационную поддержку. Относительно справедливое распределение между кланами и элитными группировками властных полномочий призвано обеспечить временное перемирие между ними. У общества же возникнет убеждение, что власть приобрела некую целостность и объединилась вокруг лидера, при этом избавляясь от «слабого звена»  тех, кто не оправдал высокого доверия.

В общем, нынешней зимой следует ожидать новых инициатив тех или иных представителей власти, как законодательной, так и исполнительной, в области перераспределения полномочий. Дело в свои руки может взять, например, правящая партия или Ассамблея народа Казахстана. Возможны также заявления о необходимости внесения изменений в Конституцию или даже проведение референдума. Кстати, не нужно думать, что идея с «Қазақ елі» забыта в Астане или отложена на более поздний срок. Она очень даже подходит для введения ее в жизнь параллельно операции «Преемник».

Страновой имидж

Довольно стремительно меняется и международная обстановка, Казахстану приходится не просто корректировать свою многовекторность, а конкретизировать эти направления, определиться, в конце концов, со своей внешней политикой. Понятно, что силы извне каждый по своему (намеками, угрозами или шантажом) стремятся надавить на Акорду в выборе этого направления, но в этом случае к консенсусу прийти очень сложно.

Действительно, с одной стороны Астана заявляет о необходимости реанимации полумертвого СНГ и всячески подчеркивает свою дружбу с Москвой, а с другой – налаживает сотрудничество с Западом не только в экономическом, но и в политическом и даже военном планах. Так, в конце прошлой недели председатель Комитета сената по международным делам, обороне и безопасности Дарига Назарбаева заявила о приоритетности сотрудничества с НАТО. В этом плане надо обратить внимание, что Казахстан планомерно уходит от военной зависимости от России не только переориентируясь в заказах на другие страны, но  создавая собственное производство. Именно с этим связано создания Министерства оборонной и аэрокосмической промышленности, что является заявлением о суверенитете в оборонке и космосе.

Однако власти следует задуматься и над страновым имиджем, рассчитанным не на взаимопонимание на уровне МИДа, а на том, как будет воспринимать Казахстан рядовой интурист. Это становится более важным накануне проведения громких (по мнению руководства страны) мероприятий международного уровня – Универсиады и ЭКСПО. Спортивные игры студентов начнутся уже в конце января, и к этому времени, наверное, будет отменена «желтая угроза». Однако этого мало, чтобы не ударить в грязь лицом – ведь участники и гости Универсиады не только на спортивные мероприятия будут ходить, но и видеть повседневную жизнь нашего города, сталкиваться с полицией, что чревато последствиями в случае, если некоторые нормы «антитеррористического пакета» уже будут введены в действие. 

Это касается и более разрекламированной выставки ЭКСПО. Но в этом плане возникает другой вопрос – в качестве кого ее будет открывать Нурсултан Назарбаев – как действующий президент или «отошедший от дел» лидер нации? Это, опять-таки, зависит от обстановки и самочувствия главы государства. Причем, и то, и другое может быть скрыто от глаз и понимания простых казахстанцев – одно по причине того, что подковерные игры изначально не предаются огласке, а второе из-за государственной тайны, наложенной на здоровье президента.

И в итоге…

В заключении хотелось бы сказать, что не стоит думать, что с осуществлением операции «Преемник» в стране произойдут глобальные перемены, казахстанцы почувствуют себя богаче и свободнее. Более того, большинство населения даже не заметит того, как наша республика из суперпрезидентской стала президентско-парламентской. Во-первых, потому что граждан страны уже убедили не лезть в политику, а во-вторых, они в это время больше будут заняты решением бытовых проблем и желанием выжить в кризсный период.

В общем, вертикаль власти будет прежней, перемены в ее структуре окажутся формальными, а система подвергнется лишь косметическому ремонту с сохранением в ней ключевых позиций все тех же кадров и недопущением в нее посторонних лиц. Повышение социальной ответственности исполнительной власти, расширение полномочий парламента и правительства, а также какие-то реформы в правоохранительных органах и судебной системе в очередной раз окажутся лишь громкими заявлениями, ничего общего не имеющими с действительностью. Коротко говоря, не произойдет самого главного и ожидаемого – сближения власти и народа.

И открытым остается только один вопрос – когда? Как бы то ни было, все зависит от воли и настроения Нурсултана Абишевича. Как уже отмечалось, свои решения он может принимать интуитивно и в некотором противоречии тому, как это задумывалось накануне. Поэтому делать политические прогнозы даже на ближайшее будущее дело неблагодарное. Но при этом перемены все же будут – без уж никак нельзя. Конечно, кардинально, то есть в лучшую сторону ничего не измениться, но, как говорится, хоть что-то будет нового. А главной задачей власти на настоящее время убедить народонаселение, что ничего плохого в стране во время и после транзитного периода не случится – надо просто переждать, потерпеть и верить в светлое будущее.

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение