СУББОТА, 21 АПРЕЛЯ 2018 ГОДА
2203 11-10-2016, 06:55

Что может консолидировать казахстанцев, и нужно ли нам это вообще?

«Пока мы едины, мы непобедимы». Эти слова из памятной чилийской песни могут по привычке вдохновить на большие совместные дела, но мало относятся к нашей действительности – нас, казахстанцев, нельзя назвать едиными. Попытки консолидировать под разными лозунгами, конечно, были, однако они чаще приводили к обратному эффекту – добавляли лишние поводы для ссор. Так что же может нас объединить? Мы не стали задавать этот вопрос политологам, а перенаправили его в общество и получили довольно интересную картину.

Зависимость от независимости

Через идею единения нации прошли многие страны мира, в том числе выбравшие эволюционный, а не революционный путь развития. Где-то она исходит от общества, где-то от самой власти, а где-то от отдельных личностей.

Казахстан не стал исключением. С разным успехом, а чаще всего безуспешно, попытки объединения предпринимались с самого момента обретения независимости. Кстати, оно, обретение независимости, по идее, и должно было стать главным фактором национального  единения. Но разные слои общества по-разному видели цели и задачи этого единения, а власть больше озаботилась технической стороной вопроса (надо отдать должное, у нее на первых порах это неплохо получалось) – созданием своей структуры управления, налаживанием дипломатической работы, вхождением в мировую систему и так далее. В общем, первая волна энтузиазма к началу «нулевых» сошла на нет.

Несколько лет назад о независимости заговорили с другой стороны – о риске ее утери. Назывались угрозы, исходящие с двух сторон – России и Китая. Но это не значит, что в ближайшее время «русский мир» может поглотить северные области РК, а китайский фермер – засадить соей наши земли на востоке. По крайней мере, большинство населения в такой сценарий не верит либо предпочитает не озадачиваться этой проблемой. Поэтому на сегодняшний день внешняя угроза не является объединяющим фактором.

Управление страхами

Помимо угрозы государственной целостности и национальной безопасности извне, существуют и внутренние страхи, которые могли бы подвинуть народ к сплочению. Прежде всего, речь идет о больших и малых атаках каких-нибудь экстремистов – в таких условиях население может объединиться перед лицом террористической угрозы, а степень и качество такого объединения будет пропорционально цвету угрозы – с повышением плотности от «сгущения красок» (желтой, оранжевой или даже красной).
Такое единение, мотивированное генетическими или приобретенными страхами граждан, может быть создано искусственно, либо власти могут просто воспользоваться складывающейся ситуацией себе во благо. Яркой иллюстрацией служит нынешний президент России – даже казахстанцы помнят, как резко взлетели его рейтинги после второй чеченской войны и серии терактов в Волгодонске, Москве и других городах страны. В итоге россияне забыли о социально-бытовых неурядицах и дружно проголосовали на выборах за Владимира Путина.

У нас, конечно, ситуация несколько иная, причем надо учитывать, что у потенциальных отечественных экстремистов могут быть единомышленники и сочувствующие, что показал последний (надеемся, что последний) пример с «алматинским стрелком». Поэтому не стоит говорить о единогласной поддержке такой линии, тем более что многие начинают понимать: истоки любого терроризма лежат в социально-экономической сфере, а, проще говоря, в бедности и неустроенности значительной части населения.

Социальная справедливость

То, что внешняя угроза может быть фактором, цементирующим общество, показал и наш небольшой опрос в соцсетях. Ответов было много, в том числе называлось и довольное емкое понятие «социальная справедливость». Сюда же можно отнести такие предложения, как «очеловечивание» налоговой политики в стране, проведение реформ в банковской сфере, которые позволяют гражданам получать кредиты под низкие проценты, и т.д. В принципе, оно и верно, да и социальная база террористических угроз заметно ужмется. Однако с разработкой таких программ, а главное – с их внедрением, у нас в стране всегда возникают большие проблемы. Да и не смогут они работать при тотальной коррупции, что отметили и наши респонденты.

Между прочим, борьба с коррупцией тоже была предложена читателями в качестве одного из объединяющих факторов. Но количество наших сограждан, так или иначе вовлеченных в коррупционный круговорот, намного больше, нежели число потенциальных религиозных экстремистов. Поэтому такой вариант выглядит нереальным, тем более если он исходит от самого государства. Точно так же утопически (на нынешний момент) звучат предложения объединиться вокруг борьбы за создание демократического  государства. Ведь даже когда у нас существовала более или менее серьезная оппозиция, она так и не смогла выступить единым фронтом.

Нематериальные ценности

Впрочем, кроме материальных ценностей, существуют и нематериальные. Идеологические, нравственные, духовные. Здесь тоже есть немало того, вокруг чего можно было бы объединиться, – это и судьба государственного языка, и национальная история, и некая казахстанская мечта. Но, например, отношение к казахскому языку, напротив, делит наших сограждан на два больших лагеря – тех, кто его знает, и тех, кто не считает нужным изучать его. Что касается истории, то даже случай с 1000-летием Алматы показал, что споры о прошлом могут поссорить и близких друзей. А доктрина национального единства, принятая после жарких дискуссий, скандалов и угроз выйти на митинги, сейчас мало кому интересна.

В этом плане пропагандистская машина нередко дает сбои и даже может работать против себя. Скажем, выработанная несколько лет назад идеологическая формула «Одна страна, один народ, один лидер» напомнила знаменитую геббелесовскую цитату о «триединстве». Наверное, именно данное обстоятельство заставило больше не афишировать этот лозунг, чтобы у казахстанцев не возникали нехорошие ассоциации. Впрочем, он несколько видоизменился и превратился в общенациональный проект «Одна страна, один народ, одна судьба», став основой для ряда довольно профессионально сделанных видеороликов, которые, как говорится, могли вышибить слезу.

Наиболее активно идеолого-пропагандистская атака осуществляется учебных заведениях. Все точно так же, как в СССР. Но покидая стены школ и вузов, молодые люди сталкиваются с совершенно другой обстановкой, у них появляются совершенно иные  ценности. Они вливаются в «дикий капитализм», причем не тот, который существует сейчас на Западе, а тот, которым пугали при социализме и при котором человек человеку – волк.

А оно нам надо?

В ходе нашего опроса подтвердилось, что многие темы, которые, казалось бы, должны консолидировать общество, могут вызвать у граждан обратную реакцию. Поэтому возникает вопрос: а нужно ли нам вообще объединяться (по крайней мере, в нынешней обстановке)? С одной стороны, такой плюрализм мнений говорит о некой демократичности общества – проблема только в культуре общения и отношении к противоположному мнению. С другой стороны, подобные разногласия подводят к выводу о том, что нужно либо искать совершенно другую базу для объединения, либо оставить эту затею вовсе. А вообще, если посмотреть на это дело с философской точки зрения, то, может быть, нас объединят именно разногласия?

Короче говоря, не стоит идти против природы человечества и наших национальных особенностей. Тем более что есть и другие законы, по которым живет весь мир. Например, один из них гласит, что достаточно объединить относительно небольшое количество людей (активистов), способных что-то изменить в этой жизни, а остальные либо будут вынуждены пассивно поддержать их, либо просто станут жить в новых условиях.

А пока мы будем продолжать жить в наших реалиях, иногда в едином порыве радуясь успехам наших золотоносных спортсменов, испытывая гордость за поистине народных героев и вместе соболезнуя утратам. И уж лучше подождать с большим объединением, если оно возможно только при возникновении внешней угрозы или, не дай бог, агрессии…

Автор: Мирас Нурмуханбетов

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение