ВОСКРЕСЕНЬЕ, 25 АВГУСТА 2019 ГОДА
3786 19-02-2016, 00:15

Что хотел сказать Владимир Путин?


История всегда была инструментом политических манипуляций и спекуляций. Если этим занимаются политические маргиналы типа Лимонова и К, то это вызывает добродушный смех, ну в крайнем случае, раздражение. Другое дело, когда не совсем осмысленные исторические экскурсы совершают люди, наделенные властью, да еще руководящие большой страной. Как, например, президент РФ Владимир Путин.

 

В конце прошлого месяца он сделал это дважды, и случилось это явно неспроста. Сначала в годовщину смерти Ленина на заседании российского президентского совета по науке и образованию он заявил, что некоторые ленинские мысли, и в частности идея "автономизации", привели к развалу Советского Союза.

Это был просто чудовищный ляп. Поскольку к плану так называемой "автономизации" вождь мирового пролетариата никакого отношения не имел. Более того, он был категорически против него. А автором плана был уже другой вождь, который вошел в историю как "отец всех народов".

Поэтому буквально через день уже в другом своем выступлении, на Ставрополье, российский президент исправил эту ошибку своих спичрайтеров. А, может, и не их. Правда, сделал он это весьма своеобразно.

Если в первом случае "автономизация" была представлена как "атомная бомба", заложенная под здание российской государственности, то через день она трансформировалась в "мину замедленного действия". Любопытно, что здание вроде как бы еще стоит. И одному богу известно, что имел в виду Путин.

То ли вот-вот рванет, то ли саперов вызывать… Все это было бы смешно, если бы не выглядело так грустно. По сути, это есть не что иное, как попытка ревизии истории. Заметим, некогда совместной истории. И такие попытки не могут не вызывать тревогу. Особенно в контексте украинско-российского конфликта, который сопровождается кровью, страданиями людей и оголтелой антиукраинской риторикой российских СМИ.

Если же вернуться к истории вопроса, то она довольно сложна и противоречива, чтобы попытаться осветить и рас крыть ее суть в рамках одной газетной публикации. Поэтому мы остановимся лишь на узловых моментах. Как известно, в середине XIX века возникло и получило широкое хождение выражение "тюрьма народов", которое стало применяться при характеристике России того времени.

Авторство его приписывают французскому писателю и путешественнику Астольфу де Кюстину. Смысл состоит в том, что он представляет Россию эпохи Николая I как крайне отсталое и авторитарное государство. Уже позднее Ленин в своих трудах неоднократно использовал этот эпитет при характеристике национальной политики царского самодержавия.

При этом он делал акцент на угнетении национальных меньшинств. По мере нарастания революционного движения в стране ленинский тезис стал базовым в большевистской доктрине и широко использовался в политической борьбе революционеров за коренные преобразования в стране.

Одной из своих целей большевики провозгласили возможность отделения национальных окраин Российской империи от ее центра. Исходя из уже имею щихся исторических фактов, можно отметить, что среди большевистских вождей не было единства в понимании природы национального вопроса.

Если более конкретно, то имеется в виду различие в позициях Ленина и Сталина. Именно эти две фигуры и стали ключевыми в ходе строительства здания советской государственности, основополагающие принципы которого и стали объектом критики со стороны высшего политического руководства современной России.

Если Ленин, исследуя национальный вопрос, начинал всегда с национальных движений, то Сталин обращался к последним лишь после рассмотрения нации самой по себе.

В отличие от Ленина, он не рассматривал национальные движения как явление всемирноисторическое. У него нет ни слова о национальных движениях в главных странах Западной Европы в период перехода от феодализма к капитализму. Если отвлечься от Ирландии, которую сам Сталин считал исключением, то национальные движения предстают в его работе как явление, присущее лишь многонациональным государствам Восточной Европы (АвстроВен грии и России).

Это связано с его пониманием природы самих национальных движений. Ленин же теснейшим образом связывал национальные движения с буржуазнодемократической революцией. С его точки зрения, национальные движения есть исторически прогрессивные буржуазно-демократические движения, направленные на решение объективно общенациональных задач, именно задач демократических, задач свержения чуженационального гнета.

Для него начало этих движений означало пробуждение широких народных масс, прежде всего крестьянства, от феодальной спячки, втягивание их в борьбу за политическую свободу, за суверенитет нации. У Сталина понимание теснейшей связи национальных движений с буржуазно-демократическими революциями отсутствует.

Для него национальное движение есть не что иное, как борьба буржуазии угнетенной нации с буржуазией угнетающей нации за рынок сбыта товаров, борьба, в которую буржуазия угнетенной нации пытается вовлечь пролетариат и тем самым придать ей видимость общенародной.

Не выявив историко-экономических условий и природы национальных движений, Сталин не смог вскрыть и их основной тенденции стремления к образованию национального государства. Это, в свою очередь, вызвало неточное толкование им права наций на самоопределение. В силу сложившихся исторических обстоятельств работа Сталина "Марксизм и национальный вопрос" на долгие годы стала основным руководством во всех исследованиях, которые так или иначе касались вопроса о нации. В результате сталинский подход стал как бы само собой разумеющимся.

В более общем плане Ленин предложил, говоря современным языком, модернистскую программу и легитимизацию борьбы угнетенных народов за свое освобождение. В период активного нахождения Ленина у власти (1917-1922 гг.) большевики проводили последовательно русификаторскую (если называть вещи своими именами) политику, одновременно создавая сверхцентрализованную партию-государство.

В случае необходимости они не гнушались захватом соседних стран, как это было с Грузией в 1921 году. Парадокс истории состоит в том, что когда в конце 1922-го Ленин из-за болезни оказался отстраненным от власти, он вдруг обнаружил (или сделал вид, что обнаружил) "великорусский шовинизм" Сталина и начал клеймить его.

Ленин осуждает насилие "великоросса шовиниста", каким является "типичный русский бюрократ", безуспешно пытается поддержать коммунистов Грузии, отстаивающих ее автономию, которую Сталин хочет максимально урезать.

Чем объяснялся такой поворот? Тем, что Советская Россия должна была, по мнению Ленина, стать более привлекательной в глазах "угнетенных народов Востока" и вместо "тюрьмы народов" стать основой Союза свободных наций. Дальнейшую историю пересказывать нет смысла. Просто следует понимать, что основатели советского государства едва ли могли заранее просчитать все последствия своих действий на десятилетия вперед.

Но в то же время не стоит забывать, что право национальных республик на выход из состава Союза не было решающим инструментом в руках недругов СССР.

На что, как нам кажется, и намекнул в своих выступлениях Путин. Как сегодня выясняется, никто, кроме республик Балтии, и не пытался воспользоваться этим правом. Так же, как и фигуранты Беловежского акта не заявляли о выходе из Союза, а провозгласили создание Содружества независимых государств.

А затем к ним присоединились другие республики. Таким образом, отнюдь не национальная конструкция советской государственности и даже не оговоренное в Конституции право выхода республик из состава СССР стали причинами распада единого государства. Даже сегодня, по прошествии четверти века с момента развала Советского Союза, мы помним, что, несмотря на все подспудные центробежные тенденции, он оставался жестко централизованным государством.

Даже второстепенные вопросы вроде строительства банного комплекса "Арасан" в Алма-Ате решались с высочайшего позволения центра. И именно это обстоятельство стало причиной многих негативных тенденций и процессов, расшатавших в конце концов фундамент советской государственности.

Кстати, можно вспомнить, как горячо и глубоко аргументированно выступал на этот счет тогдашний казахстанский премьер Нурсултан Назарбаев. Некоторым государственным мужам следовало бы четко понимать, что, отстаивая право наций на самоопределение, Ленин вовсе не собирался создавать "клуб по интересам", когда каждый желающий в любой момент может выйти из него.

А потому столь вольная трактовка истории выглядит, по меньшей мере, вульгарной и несерьезной. Известная мудрость гласит: "Поверженного льва может пнуть даже мышь". Кажется, мы наблюдаем нечто очень на это похожее…

Комментарии