ЧЕТВЕРГ, 4 ИЮНЯ 2020 ГОДА
2638 25-12-2015, 00:00

Дело Серика Ахметова: занавес опущен, аплодисментов не будет


Под занавес 2015 года завершился резонансный процесс по делу бывшего премьер-министра РК Серика Ахметова. Уже одно только это обстоятельство делает год уходящий особенным. Согласитесь, публичный суд, да еще над персоной, входившей еще совсем недавно в высший политический ареопаг, - событие однозначно неор­динарное.

Мы решили напоследок освежить в памяти ключевые моменты процесса, отражающие уровень падения (и в прямом, и в переносном смысле этого слова) человека, поднявшегося по номенклатурной лестнице почти на вершину властного Олимпа. Хотя базовый принцип всех коррупционных преступлений до банального прост: неуемная алчность и стремление выжать из высокой государственной должности максимум личной выгоды. Однако, как любят выражаться носители специфической воровской философии, кое-кого кое-что сгубило.

Ну, например, только в одном эпизоде основным фигурантом и его подручными посредством лжепредприятий было обналичено порядка 1,1 миллиарда тенге. В другом эпизоде было задействовано некое предприятие, принадлежавшее отпрыску экс-премьера: с ним без процедуры госзакупок были заключены договора, но при этом произошла странная метаморфоза, в результате чего смета была завышена до 969 миллионов тенге. В результате государственному бюджету нанесен ущерб более чем в 200 миллионов тенге.  

Некоторые мошеннические схемы разрабатывались, по версии следствия, при участии самого С. Ахметова. Так было при строительстве индустриального парка "Металлургия-Металлообработка" (ИПММ) в Карагандинской области. В результате соответствующих махинаций по "отмывке" и последующему обналичиванию из бюджета стройки было выведено свыше одного миллиарда тенге.

Средства изымались и обналичивались как в тенге, так и в "у.е". Сам процесс был выдержан порой в духе самых захватывающих шпионских детективов. Для этих целей использовалась даже конспиративная квартира в южной столице.

Именно тут, вдали от северных ветров, при помощи интернет-банкинга осуществлялись необходимые "проводки" за транспорт­ные услуги, которые якобы оказывала некая арабская компания.

Кроме того, с компании-подрядчика регулярно выбивались немалые процентные отчисления, для чего ее руководителю звонили разные люди, которые всякий раз использовали одноразовые номера телефонов. Правда, никаких паролей или условных фраз они не произносили, а просто и ясно давали понять, что они "от кого надо". Типа, дядя, мы от замакима, пора бы отдать процент. Ну, а кто уже уполномочил этого замакима, особо объяснять нужды не было. Это был "Большой Шеф".

В итоге денег на строительство КОС Индустриального парка катастрофически не хватало, а в придачу проект не смог пройти госэкспертизу. Впрочем, кого это интересовало?..

Понятно, что подрядчик сильно нервничал, но его успокаивали: дескать, нерешаемых проблем нет, а значит, все будет тип-топ. Однако дальше пустых обещаний дело не пошло.

В целом экс-премьер-министр был обвинен в совершении шести коррупционных преступлений, в том числе в хищении бюджетных средств в особо крупном размере. Только за возможность участия в строительстве инфраструктурных объектов Индустриального парка Караганды подрядчик перечислил на счета зарубежных компаний семьи Ахметовых порядка 2,4 миллиона долларов.

Как известно, в ближайшие годы в Казахстане будет введен закон о всеобщей декларации доходов. Цель весьма прозаическая - лишить нечистых на руку людей возможности скрывать деньги, нажитые преступным путем. Даже если это касается бывших премьер-министров.

Эксперты утверждают, что существует прямая зависимость между удельным весом теневой экономики и уровнем коррупции в стране. В настоящее время в РК проходит третья кампания по легализации теневых капиталов. 

Что же касается "грязных" денег, то согласно Закону "Об амнистии граждан Республики Казахстан в связи с легализацией…", легализации не подлежат деньги, полученные преступным путем, например, в результате совершения коррупционных преступлений. Так что история С. Ахметова свидетельствует не только об уровне падения нравов среди некоторой части правящей элиты, но и о том, что если проявить необходимую политическую волю, то шанс победить гидру коррупции все же сохраняется.

У этой истории есть еще один немаловажный аспект. Дело в том, что в ходе реализации проекта строительства Индустриального парка Караганды произошла смена подрядчика. В этой роли поначалу выступала компания из Чехии. Однако из показаний участников судебного процесса стало известно, что на определенном этапе с чешской компанией не удалось договориться, и сотрудничество с ней было свернуто.

Думается, о причинах этого говорить излишне. Для европейского бизнеса, привыкшего к цивилизованным формам ведения дел, слово "откат", видимо, так и осталось тайной за семью печатями. В итоге партнеры друг друга не поняли и разошлись. А тут как нельзя кстати появилась казахстанская компания, да еще и заинтересованная в участии в проекте. С ней, как показалось руководству области, "договориться" было проще.

То есть наши парни оказались более "понятливыми", и "дело" пошло как по маслу. До определенного этапа. Как говорится, сколько веревочке ни виться… Самое грустное заключается в том, что объект до сих пор не введен в эксплуатацию, а государственная экспертиза вынесла вердикт о несоответствии требованиям инфраструктуры. Одним словом, воровать наши горе-"дельцы" умеют, а вот доводить дело до конца или хотя бы спрятать концы в воду так и не научились.

Дело Ахметова, состоящее из 325 томов уголовного дела, завершилось закономерным итогом. Но резонанс будет отдаваться еще долго как безобразнейший пример коррупции и неистребимой человеческой жадности, которая, как известно, никого до добра не доводит.

Даже экс-премьеров…

 

Комментарии