ПОНЕДЕЛЬНИК, 20 НОЯБРЯ 2017 ГОДА
1460 27-11-2015, 00:30

Стихи Улугбека Есдаулетова перевели на русский язык

Он фантастически талантлив. Ему присущи некое моцартианство, искристый юмор и парадокс мышления, в чем нас убеждают лучшие страницы его книги "Не спрашивайте время у поэтов".

Он не боится резких совмещений теней и света. При всем при том  поэзию Улугбека Есдаулетова отличают чистота, самобытность и вкус. Естественно, мы вправе ожидать этого и от тех, кто взял на себя смелость перевести его стихи с казахского.

Книга эта, вопреки скромному формату и объему (каких-то 150 страниц), способна привести читателя в шоковое состояние, едва лишь он возьмет ее в руки. Там на последней странице обложки дана краткая характеристика автора, но она сама по себе "томов премногих тяжелей". Прижизненный перечень его заслуг перед поэзией, реестр его званий и наград, почетных титулов и должностей столь внушителен, что, ознакомившись с ними, стихи можно как бы и не читать от переизбытка полученной информации. Но, вглядевшись пристальней в портрет автора на обложке ("как денди лондонский одет"), уловив кураж и строптивость во взгляде, в тексты книги не без робости все же начинаешь вникать.

И - вот оно, чудо поэзии, ради которого, собственно, и пишутся книги:

Разбуди меня утром рано,

Вновь я выгоню в степь овец.

В блестках утреннего тумана

И полынь, и степной чабрец.

Я пройдусь босиком по травам,

По зеленым, сплошным, кудрявым,

И к тебе вернусь, наконец…

 

Дождь соломою кроет крыши,

Ходит с солнцем по спинам крыш.

Я вернусь к тебе, мама,

Слышишь?

И ты боль мою утолишь…

(Перевод Н.Черновой)

И все-таки уже одно из первых открытий при чтении сборника - увы! - не из приятных. Переводы неравноценны. Порой косноязычие толмача бьет в глаза. Да, смелая метафора автора, его неожиданный взгляд на мир, на ситуацию сплошь и рядом одерживают верх над беспомощностью переводчика. И если, читая переводы Лидии Степановой и Надежды Черновой, просто купаешься в светлых потоках поэзии, испытывая почти физическое наслаждение, то тексты иных переводов вызывают сплошь и рядом сложные чувства далеко не позитивного свойства. Порой их разгадываешь как ребус, не находя сколько-нибудь вразумительного толкования:

Мой дед, ты пахарем искусным был и ремесло свое

отдал земле душою и руками. И над тобой встает,

на холмике повырастала красная пшеница,

ты гладил челки острые ее…

(Перевод А.Ткаченко)

 

Так что же "над тобой встает"?..

Или вот вам образец поэзии уже в первом программном стихотворении "Ахиллесова пята":

Мир еще не знал такого мифа…

Ах, и лось взбормочет мне на страх,

Ах, и лис затявкает глумливо…

Леший додерет меня в кустах.

(Перевод Е.Амеди)

Вообще-то стихи предполагают изящество слога, а тут мало того, что сплошь индюшечье клохтанье, так еще и "леший додерет меня в кустах". Это, знаете ли, вовсе из Козьмы Пруткова. Где же здесь, извините, поэзия? Вопрос не к автору - к переводчику, как бы он ни был мастит и титулован.

Но не будем сгущать краски и воздадим должное Издательскому дому "Библиотека Олжаса" во главе с ответственным редактором Сафаром Абдулло. Книга издана безукоризненно - и по редактуре, и со стороны полиграфии. В ней, слава Богу, нет корректорских ляпов, которые нынче, можно сказать, неизбежны в такого рода изданиях. Так скажем же слова благодарности не только баловню Парнаса автору блистательных стихов Улугбеку Есдаулетову, но и скромняге Сафару Абдулло, и бойцам невидимого фронта, стоявшим у истоков книги, - компьютерному дизайнеру К.К.Карпун и корректору О.А.Фоминой. Вообще-то вместо ничего не говорящих инициалов, вместо этих безликих "К.К." и "О.А." положено указывать в таких случаях имена людей. В том числе имена переводчиков: читатель должен знать своих героев не только пофамильно.

Но, несмотря на досадные мелочи, книга Улугбека Есдаулетова дарит ощущение праздника.

Автор: Адольф Арцишевский

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение