СРЕДА, 19 ДЕКАБРЯ 2018 ГОДА
4495 14-05-2015, 08:00

Чем же заняты депутаты от АНК?


Представительство Ассамблеи народа Казахстана в парламенте все больше смахивает на мистификацию. Депутаты от АНК, конечно же, не просто так просиживают штаны в законодательном органе – встречаются с избирателями, озвучивают запросы, принимают участие в обсуждениях. В то же время они крайне редко делают акцент на той самой «защите интересов всех этносов Казахстана», на которой они, собственно говоря, и въехали в парламент. Сакральный смысл их прихода в мажилис становится все более невнятным, а вопрос о целесообразности их пребывания в составе депутатского корпуса – все более острым. 

 

Своим появлением в стенах парламента депутаты от АНК обязаны конституционной реформе 2007 года.  Тогда казалось, что в таком новшестве заложен глубокий смысл. С одной стороны,  незадолго до реформы страну всколыхнула серия межэтнических конфликтов, которые пришлись на 2006-й. Это антикавказские выступления в Актау, массовая драка казахских и турецких рабочих на месторождении  Тенгиз, казахско-уйгурский конфликт в поселке Шелек Алматинской области и, конечно же, печально известные события в селе Маловодное все той же Алматинской области. А уже после принятия законодательно оформленного решения усилить мажилис девятью депутатами от АНК в селе Маятас Южно-Казахстанской области произошел конфликт между казахами и курдами. Словом, казалось, что у новых парламентариев работы – непочатый край. Однако в период работы четвертого созыва мажилиса, который впервые был сформирован с участием в том числе представителей АНК, сколь-нибудь масштабной деятельности в этом направлении не прослеживалось. Кроме принятия закона о самой Ассамблее народа Казахстана, и припомнить-то практически нечего. При этом как-то странно слышать с высоких трибун заявления о том, что механизм избрания депутатов от АНК стал эффективным политическим институтом, тем более что и второй акт этой пьесы тоже выглядит вымученным.

 В пятом созыве просматривается все то же невнимание к столкновениям и конфликтам, а также  к способам их предотвращения.  Хотя назвать депутатов от АНК безмолвными наблюдателями политического процесса нельзя. Они рьяно поддержали идею досрочных президентских выборов, инициативу главы государства «Мангилик ел» и даже попытались бежать впереди паровоза, чуть ли не сразу после выступления президента заявив, что его начинание поддерживает весь народ Казахстана. А между тем только за то время, что заседают в мажилисе пятого созыва депутаты от АНК, в стране произошло несколько  столкновений на национальной почве. Да и вынесенные судами решения о наказании отдельных лиц за разжигание межэтнической розни свидетельствуют о том, что в этой сфере есть серьезные проблемы, которые могут аукнуться в недалеком будущем. 

В августе 2014-го в селе Карамурт Сайрамского района ЮКО произошло столкновение между казахской и узбекской молодежью.  В феврале текущего года красной точкой на карте страны замигал аул Бостандык Сарыагашского района все той же Южно-Казахстанской области. После убийства молодого человека титульной нации таджиком эту местность накрыла волна погромов под громкие призывы выселить из аула все таджикские семьи.  Однако ни один из депутатов  от АНК не поднял данную тему с  парламентской трибуны. Это выглядело тем более странным на фоне того, что серьезную обеспокоенность по поводу инцидента выразили  даже международные организации. Например, Association Central Asia заявила: «Подобное там мы наблюдаем уже второй раз за последние полгода. Такая тенденция свидетельствует о недостаточно эффективной политике центральных и местных властных структур в области межэтнических отношений, о недостаточной сбалансированности кадровой комплектации правоохранительных органов с точки зрения представительства в них различных этнических групп».  Впрочем, дело даже не во взгляде со стороны. Да, практически сразу же было заявлено о том, что конфликт в Бостандыке локализован, а семья виновника трагедии временно вывезена из аула. Но, как выясняется, проблема до конца не исчерпана – вывезенной семье не разрешают вернуться в родной дом (как говорится, от греха подальше), а родственники убитого, как и многие их односельчане, до сих пор стоят на своем, требуя выселить таджиков из аула.

31 декабря 2014-го, как сообщали СМИ, в селе Чунджа Аматинской области произошел конфликт между казахскими и уйгурскими артистами.

И подобные эксцессы, как предрекают эксперты, возможно, будут нарастать. Но, видимо, депутаты от АНК не в курсе таких прогнозов. Кстати, еще летом 2013-го они обещали порадовать своими инициативами  по совершенствованию казахстанской модели межэтнической толерантности и общественного согласия, однако до сих пор так и не разродились.

Чем же все это время были заняты депутаты от АНК?

Например, Жуматай Алиев  активно боролся  с абортами,  ратовал за снижение брачного возраста до 14-16 лет,  за введение в школьную программу такого предмета, как половое воспитание, за увеличение часов по физкультуре.  Как в этой связи расценивать прозвучавшее в конце марта прошлого года заявление депутата «мы и дальше готовы работать над обеспечением общественного согласия и национального единства», не совсем понятно. Хотя Жуматай Алиев – дипломированный философ, и не исключено, что он рассматривает все процессы, в том числе и общественно-политические, через призму фрейдизма. Если так, то да, половое воспитание играет ключевую роль в формировании общественного согласия.

Еще один АНКовец, Мурат Ахмадиев, даже заняв депутатское кресло, по-прежнему воспринимается в качестве музыканта с большой буквы, но никак не «миротворца». Как сообщают наши коллеги, он частенько радует своими талантами коллег по парламентскому ристалищу на корпоративах, но ни разу СМИ не сообщали о том, какова его роль в укреплении межнационального согласия в стране.  И это при том, что депутат Ахмадиев тянет уже второй срок. Он больше запомнился озвучиванием проблем «Казахконцерта», «Казахфильма», разных творческих коллективов, но никак не вопросов, касающихся совершенствования модели  братского сосуществования различных этносов. Ах да, чуть не забыли. Еще в далеком 2011-м он делал доклад по «воскресным школам», где изучаются языки разных народов, и даже говорил, что неплохо бы открыть аналогичные мультимедийные кабинеты в столичном Дворце мира и согласия. При этом депутат даже обещал выйти на руководство города с предложением о снижении стоимости аренды, но, похоже, просто забыл о своих обещаниях.

Бывший районный аким из Акмолинской области Егор Каппель тоже отметился в двух созывах и тоже запомнился вовсе не трудами праведными на благо укрепления межнационального согласия. Например, он был одним из самых стойких среди тех, кто занял оборонительную позицию в вопросе сохранения депутатских окладов – тогда Каппель бил на то, что не имеет своего бизнеса, что у него семья, внуки, коммунальные платежи. Хотя именно Егора Яковлевича можно считать самым активным депутатом на том поле, куда предполагалось сажать депутатов от АНК. Правда, весь пар, можно сказать, уходит в гудок – кроме оголтелой пропаганды и пересказывания мифов и легенд «нашего городка» за рубежом, он ничего в свет так и не выдал. 

Аналогичные выводы напрашиваются и в отношении других депутатов от АНК. Например, Роман Ким, похоже, больше озабочен необходимостью воссоединения двух Корей. Надежда Нестерова, конечно, редко отходит от темы толерантности и этнической терпимости, но предпочитает исполнять представительские функции, принимая участие в фестивалях, конкурсах и разного рода «поминальниках». Деятельность Зухры Саяповой тожебольше напоминает трели соловья, услаждающего слух песнями об исключительности казахстанской модели межнационального согласия. Речь идет о нескольких статьях в СМИ за авторством депутата  и десятке комментариев. Какой-либо личной инициативы или хотя бы предложения по сохранению того, что еще осталось от уникальной модели, у нее не обнаружилось.  Розакул Халмурадов зарекомендовал себя как ярый противник новогодних торжеств, которые затмевают собой национальные праздники. Настоящий государственник!  А вот о Юрии Тимощенко нельзя сказать даже этого – информации о его деятельности ноль целых, ноль десятых.

Определенные надежды связывались с приходом в мажилис Ахмета Мурадова, который в свое время очень активно  и грамотно участвовал в урегулировании конфликта в селе Маловодное Алматинской области. Да и вообще всегда откровенно говорил о ситуации в межэтнической сфере. Получив мандат, он заявил: «Я и по мандату не просто чеченский депутат парламента Казахстана, я депутат от Ассамблеи, поэтому это на нас, на всю девятку накладывает вот такую печать ответственности. Получили выход на все структуры республиканского уровня. На наши запросы отвечать обязаны, точно так же, как и мы обязаны отвечать на все письма, которые мы получаем. Это возможность быстрее реагировать на любую проблему или в этнической группе, или в регионе. У нас, кроме праздников, есть печальные будни, куда мы вынуждены вклиниваться, работать по  сближению позиций…». И вроде бы можно было выдохнуть «ух» - хоть один из девяти депутатов от АНК будет реально работать. Но то ли отличаться от коллег не захотел, то ли еще что…

Возникает резонный вопрос: а  в чем отличие между депутатами от АНК и депутатами  от политических партий? Каким образом присутствие первых улучшило деятельность парламента, а главное – как оно сказалось на укреплении общенационального согласия? У нас на эти вопросы ответов нет… 

Комментарии

Author Баха 2
Редактировать / Удалить/ Цитировать
14-май-2015, 23:04

Чем бы они не занимались, лишь бы довели до окончательного принятия закон об отмене "мобильного рабства". Чтобы любой человек мог послать куда подальше наш "дорогой Кселл" и уйти к другому оператору с нормальными тарифами сохранив свой номер.