СРЕДА, 22 МАЯ 2019 ГОДА
7632 21-04-2015, 08:55

30 лет назад в СССР началась перестройка: как это было в Казахстане, что мы потеряли и что приобрели


Ровно 30 лет назад, 23 апреля 1985-го, состоялся пленум ЦК КПСС, давший старт новой государственной политике в СССР, которая, в конце концов, кардинально и необратимо изменила жизнь на «шестой части суши». И хотя само слово «перестройка» тогдашний первый руководитель партии и страны Михаил Горбачев произнес чуть позже, начало процессу было положено именно на том пленуме.

 

«Мы думали – это весна, а это оттепель»
Есть известное выражение: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Но лично я считаю, что представителям моего поколения, тогда еще совсем молодым свидетелям и участникам событий середины – второй половины 1980-х, напротив, повезло. Ведь это было крайне интересное и неповторимое время, когда мы начали смотреть на многие вещи совершенно другими глазами, стали понимать, что можно и нужно жить иначе, а не так, как внушали (и внушают сегодня, уже в 21-м веке) нам с высоких трибун. А еще у нас впервые появилось ощущение того, что мы, рядовые граждане, можем влиять на принятие самых важных решений. Да, это длилось очень недолго, но по степени воздействия на общественное сознание каждый год тогда шел, как минимум, за десять.
Наверное, ни один другой период нашей истории не вызывает такого разброса мнений, как перестроечный. И оценки во многом зависят от того, как он отразился на жизни каждого конкретного человека. Тот, кто вышел из него с потерями (лишился страны, которой гордился, любимой работы, относительного достатка и уверенности в завтрашнем дне), до сих пор клянет и перестройку, и лично Горбачева. Тот же, кто, напротив, сумел воспользоваться изменившейся ситуацией и что-то приобрел (не только в материальном смысле, но и в плане самореализации, возможности свободно передвигаться по миру, доступа к «духовной пище» и т.д.), относится к перестройке скорее положительно. Поэтому любое мнение будет субъективным. И мое в том числе.
Часто можно слышать, что начавшиеся в СССР перемены казахстанцы испытали на себе значительно позже, чем жители многих других республик, не говоря уже о москвичах и, скажем, прибалтах. С этим утверждением можно поспорить. По крайней мере, не все было так однозначно. В частности, Желтоксан случился еще на раннем этапе перестройки и не без ее влияния. Однако крайне жесткая реакция союзных властей на события декабря 1986-го в Алма-Ате «заморозила» на некоторое время общественно-политическую атмосферу в Казахстане и отдалила приход сюда «оттепели».
Кроме того, очень многое зависело от позиции партийного руководства на местах. Там, где в обкомах сидели очень осторожные и консервативные бастыки, боявшиеся шевельнуться без указания сверху, реформы продвигались очень медленно, со скрипом. Но некоторым регионам повезло, в том числе и родной для меня Кызылординской области. Мало того, по отдельным параметрам она в чем-то опережала даже Москву. На этом месте кто-то, возможно, ехидно усмехнется, но, поверьте: так и было. И катализатором начавшихся перемен стал избранный (наверное, правильнее будет сказать: назначенный) первым секретарем обкома партии Еркин Ауельбеков, которому, кстати, в июне нынешнего года исполнилось бы 85 лет. Помимо всего прочего, он имел высокий статус члена ЦК КПСС и, поговаривают, был близко знаком с Горбачевым – они почти ровесники, чуть ли не одновременно, будучи в возрасте 38-39 лет, возглавили аграрные области. Может, поэтому, а, может, просто потому, что Ауельбеков умел быстро оценить ситуацию и не боялся принимать самостоятельные решения, он сразу же после приезда в Кызылорду (это произошло в январе того же 1985-го, за полтора месяца до избрания Горбачева генсеком ЦК КПСС) круто взялся за дело.
Как известно, у политики перестройки было много составляющих, и степень их приоритетности менялась. Сначала главными были ускорение экономического развития и социальная справедливость, затем на первый план вышли гласность и демократия. Попутно объявлялась борьба с коррупцией, с кумовством при подборе кадров и с привилегиями партийного и государственного аппарата, зарождалось гражданское движение, прежде всего, экологическое. В экономике сначала боролись с так называемыми нетрудовыми доходами, но потом пошли на частичную либерализацию: появились первые кооперативы и центры научно-технического творчества молодежи при комитетах комсомола (название обманчивое – эти ЦНТТМ занимались в основном коммерцией), из которых выросли многие будущие бизнесмены. Во внешней политике были вывод советских войск из Афганистана, открытие «железного занавеса», потепление отношений с Западом. Также нельзя не упомянуть начавшийся в мае 1989-го знаменитый 1-й съезд народных депутатов СССР, с которым по степени зрительского интереса не сравнится ни одно даже самое супер-популярное шоу: многие брали отпуска только затем, чтобы не пропустить телевизионные трансляции со съезда. А в 1990-м начался «парад суверенитетов». Горбачев и его соратники уже были не в состоянии остановить раскрученный ими же маховик, и, в конце концов, произошло то, что произошло: попытка реконструировать советский строй привела к его краху, а стремление построить социализм с человеческим лицом обернулось приходом дикого капитализма.

 

«Где-где? В Кызылорде»
На примере Кызылординской области можно проследить за тем, как реализовывались на практике некоторые составные элементы процесса перестройки применительно к внутренней политике.
Социальная справедливость и борьба с привилегиями. Спустя пару дней после приезда Ауельбекова в Кызылорду прошел слух, что он под видом рядового горожанина ходит по магазинам, ездит в автобусах (как позже в Москве делал Ельцин), а если сталкивается где-то с обманом покупателей, то устраивает «разбор полетов». Не знаю, насколько это соответствовало действительности, но махинаций в торговле заметно поубавилось, а дефицитные товары стали распределять более или менее честно. Гораздо больше справедливости стало в предоставлении квартир. Кстати, сам первый секретарь обкома жил в многоэтажном доме по соседству с обычными кызылординцами и ходил на работу пешком, благо было недалеко. Тех руководителей, которые имели большие собственные дома за высокими заборами, обязали уменьшить высоту этих заборов, чтобы они не прятались за ними от народа. Но это, наверное, уже был перегиб.
Демократизация. Помните первые в СССР выборы на альтернативной основе? Тогда был объявлен конкурс на занятие вакантной должности директора рижского завода ВЭФ, причем свои кандидатуры выдвинули представители самых разных республик. А вскоре и в Кызылординской области члены трудовых коллективов стали сами выбирать своих руководителей.Могу вспомнить хотя бы те выборы, на которых присутствовал сам как журналист, начиная с лета 1987-го, – директора совхоза «Авангард» Шиелийского района (голосовали, причем тайно, все работники хозяйства); председателя Теренозекского райисполкома (голосовали депутаты районного совета); начальника областного управления автомобильного транспорта (голосовали делегаты, избранные ото всех автотранспортных предприятий). Любопытно, что в последнем случае приглашенный из другого региона обкомом партии, а фактически самим Ауельбековым, претендент проиграл местному выдвиженцу – Сансызбаю Куттыбаеву. Затем были выборы народных депутатов СССР (1989), депутатов Верховного совета Казахской СССР (1990), и в одномандатных округах они проходили довольно честно, с большим количеством кандидатов, часто в два тура.
Гласность и свобода слова. Как заместитель главного редактора областной газеты могу засвидетельствовать: нам, кызылординским журналистам, в те годы позволялось очень многое. Мы имели возможность поднимать самые «неудобные» темы, включая такие, как свобода совести и цензура в печати. Мы критиковали секретарей обкома партии (органом которого и являлось издание) и даже ставили под сомнение некоторые решения самого Ауельбекова. По признанию приезжавшего к нам московского журналиста, в России такая степень свободы слова была позволена только «Огоньку», «Литературке», «МН» и «АиФ», которые называли рупорами перестройки. Тираж нашей газеты увеличился раз в пять – ее выписывала едва ли не каждая семья в области. Ну а после 1-го съезда народных депутатов СССР мы вообще «распоясались» (впрочем, к тому времени гласность уже добралась «до самых до окраин»). Тогда же пошли первые судебные процессы по искам отдельных руководителей к изданию о защите чести и достоинства.
Кадровая политика. Серьезное недовольство местной элиты вызвало то, что на многие ключевые должности назначались приезжие – так новый первый секретарь боролся с клановостью и непотизмом. Жертвами этой борьбы стали даже дети представителей партийно-советской номенклатуры. Например, ходили разговоры, что Крымбеку Кушербаеву, возглавлявшему городской комсомол, настоятельно порекомендовали оставить должность только по причине того, что его отец в это же время был первым секретарем Казалинского райкома партии, – и ему пришлось уехать в Алма-Ату. Зато выдвигались и поддерживались молодые ребята из «новой волны» – среди них можно назвать Нурлана Еримбетова, Узакбая Айтжанова (если не изменяет память, первого чуть ли не сразу после окончания московского института назначили руководить горотделом культуры, а второго – горкомхозом) и некоторых других ныне известных людей.
Экологическое движение. С началом перестройки стала подниматься прежде полузапретная тема Арала. Областное руководство инициировало принятие на центральном и республиканском уровнях ряда решений, направленных на оздоровление ситуации. Появились первые общественные экологические организации вроде «Тамшы» («Капля»). В 1988-м журналом «Новый мир», которым руководил Сергей Залыгин, была организована памятная экспедиция по всему бассейну Аральского моря, после чего в Москве состоялись «Дни Арала» - в них мне довелось участвовать. А в 1990-м представителей общественности впервые допустили на секретный остров Возрождения. Там, по слухам, испытывали образцы бактериологического оружия, что, опять же по слухам, и было причиной мора животных и рыбы, случаев заболевания местного населения черной оспой, чумой.
Гражданское движение политической направленности. Оно зародилось уже в конце 1980-х, и Кызлординским властям приходилось с ним считаться. Например, во многом благодаря его активной поддержке Мухтар Шаханов, никогда не живший в нашей облости, стал депутатом Верховного совета Казахской ССР, выиграв у ставленника местной элиты – первого секретаря Теренозекского райкома партии Жолдасбека Ердешбаева. Причем голосовали жители как раз-таки Теренозекского района. Из чего можно сделать два вывода: первый – выборы проходили честно, второй – народ жаждал перемен, хотя был очень наивен, раз поверил в краснобая и популиста. А сразу по окончании августовского путча 1991-го активисты организовали пикет у здания обкома партии (там главный кабинет занимал уже Сеилбек Шаухаманов), требуя освободить помещения в пользу общественных организаций.

 

«Тварь я дрожащая или право имею?»
Но на фоне роста гражданской активности, упоения долгожданными свободами, жарких дискуссий о том, куда и как двигаться дальше, страну все крепче сжимал в своих тисках острейший экономический кризис (чему были как объективные, так и субъективные причины), полки магазинов стремительно пустели. Ближе к концу эпохи перестройки, то есть в 1990-91 годах, товарный дефицит стал повальным. Даже в московских универмагах было шаром покати – видел это собственными глазами, когда ездил на всесоюзный семинар для журналистов с участием Григория Явлинского, Егора Яковлева и других тогдашних «властителей дум». Что уж говорить о провинции, где в промтоварных магазинах не было ничего, кроме скучающих продавцов, а продовольствие выдавалось только по карточкам, причем очень скудными пайками. Помню, как однажды жена получила талон на сыр и страшно обрадовалась – о существовании такого продукта кызылординцы уже стали забывать. Но каково же было ее разочарование, когда в магазине ей взвесили 200 граммов – на семью из четырех человек и на целый месяц! А в свободной продаже были только хлеб и соль.
Поэтому, а еще больше в связи с последовавшими затем катаклизмами (развал CCCР и разрыв прежних хозяйственных связей, массовая безработица, ужасающая инфляция и т.д.) у основной массы населения, причем даже в тех республиках, которые неожиданным образом обрели независимость, при словах «перестройка» и «Горбачев» возникают крайне негативные ассоциации. Понять этих людей можно – как говорил Маркс, бытие определяет сознание.
Но в то же время как бы каждый из нас ни оценивал результаты того грандиозного эксперимента, разве можно забыть, что именно в перестроечные годы мы начали ощущать себя людьми, а не покорной и безропотной толпой? И на вопрос «Кто я? Тварь дрожащая или право имею?» (не в том «криминальном» смысле, который вкладывал в него Раскольников, а в общественно-гражданском) многие из нас тогда готовы были ответить: «Нет, не тварь – я право имею». Уже одно это дорогого стоит. И если человек сумел, несмотря ни на что, сохранить в себе это внутреннее убеждение, пронести его дальше по своему жизненному пути, а потом передал своим детям, то он уже победитель. Соответственно результатами перестройки были отнюдь не только поражения. И народ, в котором есть достаточный процент таких людей, имеет шанс на достойное будущее. А вот является ли таковым казахстанское общество – на этот вопрос пусть каждый попытается ответить сам…

Комментарии

Author Свидетель той эпохи
Редактировать / Удалить/ Цитировать
21-апр-2015, 12:40

Аульбеков был конюнктурщиком, и ты Женис об этом прекрасно знаешь.

Author Местный
Редактировать / Удалить/ Цитировать
21-апр-2015, 13:09

Может Ауелбеков и был коньюнктурщиком, но это единственный руководитель Кзылординской области за всю историю, которого простые люди вспоминают добрыми словами. Он действительно успел много сделать и вел себя скромно. Нынешние акимы ему в подметки не годятся. Да и вообще найдите во власти людей, которые не коньюнктурщики и не карьеристы. Таких там не держат. Так было и в СССР, а сейчас тем более

Author Max
Редактировать / Удалить/ Цитировать
21-апр-2015, 16:17

Подмечено прямо в точку, это было крайне интересное и неповторимое время. Прошлого не вернуть. И произошедшие перемены вполне можно назвать эпохальными.

Author Арман
Редактировать / Удалить/ Цитировать
22-апр-2015, 12:07

Благодаря мудрой политике нашего главы государства мы выбились в лидеры по развитию в регионе.