СРЕДА, 26 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
12169 10-04-2015, 10:20

Кенесары-хан: человек, чингизид, казах…


В истории казахской государственности личность и жизнедеятельность Кенесары-хана представляется едва ли не самой широко освещенной. В то же время в его восприятии массовым сознанием довлеют устоявшиеся стереотипы идеологического свойства. Во всяком случае именно такое ощущение возникает после беседы с генеральным директором Международного института интеграции социогуманитарных наук "Интеллект Орда", профессором Саттаром Мажитовым.

 

Сын своей эпохи
- Каково место Кенесары Касымова в иерархии казахских чингизидов? Насколько были обоснованны его претензии на ханство?
- Время, о котором пойдет речь, я могу назвать яркой вспышкой перед тем, как Казахское ханство кануло в вечность.
Имя Кенесары (1802-1847 гг.), внука хана Абылая от его сына Касыма, стало одним из самых политизированных в истории не только Казахстана, но и всей Евразии. В этом он превзошел даже самого Абылая.
В архивных документах, имеющих отношение к появлению Кенесары на исторической арене, он изначально был назван как "султан Абылайханов". Впрочем, всех, кто выступил в 1822-1824 гг. против введения новой административной системы управления в Казахстане, связывали с именем Абылая. Источник утверждал: "Во главе всех беспокойных стало семейство Касыма Абылайханова, которое по богатству, по родственным связям и по предприимчивости своей обладают огромным влиянием на умы киргизов и почитает происхождение свое от хана Абылая за законное право на верховную власть над всею Среднею ордою".
Как известно, у Абылая было 30 сыновей. После его смерти ханом стал старший сын Вали, кончина которого приходится на 1821 год - канун ликвидации института ханства и в целом утери независимости Казахстана. Планы покорения казахских земель вынашивались в петербургском дворе задолго до смерти как Абылая, так и Вали. В "Материалах по истории Сибири" говорится об этом вполне определенно: "Умер Вали, хан Средней киргизской Орды. Русское правительство воспользовалось этим обстоятельством, не назначая преемника, вместе с тем признало полезным вообще не назначать ханов и упразднить это звание". Следует заметить, что хотя в царствование Анны Иоанновны, в 1734 г., ханы Средней и Малой Орды Абулхаир и Шемяка приняли русское подданство, но еще почти столетие киргизская степь оставалась только в фиктивной покорности России. От этих подданных мы продолжали ограждаться линиями и укреплениями… По мысли Сперанского, правительство перешло от номинального к фактическому подчинению киргиз сибирских. С этой целью, в изданных 1822 г. "Сибирском учреждении" и "Уставе сибирских киргизов" положено было ввести русское правление постепенно в самой степи, что и удалось удачно выполнить". Как писал биограф Сперанского барон Корф: "Такое мирное завоевание степи посредством одного письменного устава не довольно, быть может оцененное в свое время, история не может не признать фактом огромной важности".
Подобная политическая прелюдия предопределила претензии как Касыма Абылаева, так и его сыновей и родственников на восстановление исторической справедливости. Суть этого вопроса сводилась к возрождению маркеров казахской государственности, возвращению прежних земель и реконструкции былого значения статуса потомков Абылая. Кстати, горы Улутау принадлежали роду Кенесары.
- Каков был Кенесары как человек?
- На момент первого упоминания о нем как об активном участнике протестного движения Кенесары было 23 года. 8 октября 1825-го он участвовал в восстании своего старшего брата Саржана. Тогда он получил свое первое ранение.
Как видите, Кенесары с молодости был вовлечен в достаточно активную и в то же время сложную политическую атмосферу своей среды и семьи. Очевидно, поэтому мы привыкли смотреть на него как на исключительно политического деятеля, у которого словно не было детства и юношеских мечтаний. То, что в его жизни можно обозначить как сугубо человеческое, так или иначе было подвергнуто летописцами определенной идеологической обработке. В одном из источников говорится: "Всегда щегольски одетый в бархатный бешмет с эполетами, с знаменщиком позади, окруженный джигитами и наездниками с длинными копьями, Кенисара гарцевал всегда впереди своей многочисленной свиты. По словам очевидцев, Кенисара был невысокого роста, черты лица напоминали калмыцкий тип, узкие глаза сверкали умом, энергией и лукавством. В своих набегах Кенисара был подобен всесокрушающему урагану: он не останавливался ни перед какими бы то ни было препятствиями и пользовался безграничною, до самоотвержения, преданностью сторонников". Так создавался образ будущего "разбойника" и "мятежника". Совсем как по сценариям времен Емельяна Пугачева или Стеньки Разина. Получался некий образ зачинщика криминального протеста.

 
Воитель и объединитель
- На какие казахские родоплеменные союзы он опирался? Какую роль при этом играл жузовый фактор?
- Начиная с третьего десятилетия XIX века, семейный клан Касымовых имел сильное влияние на родовые структуры Среднего жуза и соседних с ним родов Старшего и Младшего жузов. В одном из донесений султана Бегали Конуркульжина говорится: "…и пока буйное гнездо султанов Касыма Аблаева с детьми будет бродяжничать в окрестностях Акмолинского округа, в волостях Баганалинской, Кипчаковской, Алчин-Джаппасовской, Табынской, Керейтской и Чарджитым-Чакчаковской, которые пользуясь вполне независимостью, производят беспрерывные грабежи и баранты в степи, прельщают других, даже благонамеренных".
Как "ловкий, своеобразный политик" султан Кенесары понимал, что борьба с могущественной державой требует объединения сил трех казахских жузов, значительных жертв, использования не только военных, но и дипломатических усилий. Кенесары жестко подавлял своеволие отдельных султанов, старшин, биев, отколовшихся от народного движения, строго расправлялся с теми, кто поддерживал политику царизма. В то же время он был сторонником мирного решения недоразумений с царским правительством. Он терпимо относился к военнопленным, в том числе и русским. Некоторые из них даже служили у него.
Кенесары всеми средствами добивался объединения традиционных групп, родовых подразделений трех жузов. Однако эта цель не была достигнута. С самого начала восстания казахская знать разделилась на два противоборствующих лагеря. Один из них, опираясь на поддержку колониальной администрации, добивался сокрушения своих политических оппонентов. Непримиримым противником Кенесары являлся старший султан Акмолинского округа Коныркулжа Кудаймендин, борьбу против восставших вели султаны-правители Младшего жуза Ахмед и Мухаммед Жантюрины, султаны Айшуаковы. В Старшем жузе непримиримой позиции по отношению к восставшим придерживались сыновья Абылай-хана - Али, Суюк, Адил, которые являлись родственниками самого Кенесары.
Несмотря на противодействие части старшин, биев, султанов Среднего жуза, Кенесары Касымову удалось объединить под своими знаменами значительную часть казахских родов трех жузов. Численность его войск достигала 20 000 человек. Движущую силу восстания составляли шаруа - рядовые кочевники Среднего жуза. Восставших поддерживали свыше 80 султанов, биев, старшин.
Пожалуй, это единственное восстание в истории освободительных движений XVIII-XIX вв., которое охватило основные районы расселения казахских родов, кроме родовых объединений Среднего жуза. В нем приняли участие: от Младшего жуза - шекты, жагалбайлы, табын, алшын, шомекей, жаппас и другие, от Старшего жуза - уйсун, дулат и прочие.
В числе предводителей отрядов были знаменитые народные батыры: Агыбай, Иман (дед Амангельды Иманова), Басыгара, Ангал, Жанайдар, Жауке, Сураншы, Байсеит, Жоламан Тленшиев, Бухарбай, сестра Кенесары - ханша Бопай, брат Наурызбай. Состав участников восстания был интернациональным: казахи, русские, узбеки, кыргызы, поляки и представители иных этнических групп.

 

Разночтения между истиной и трактовкой
- Обычно Кенесары предстает как политический деятель казахской степи, однозначно и принципиально выступавший против российской колониальной политики. Насколько верна абсолютизация этого аспекта его исторической роли?
- Восстание дома Касымовых стало объективным отражением различных тенденций социально-политической и духовной жизни казахского общества. Поэтому оно носило неоднозначный, противоречивый характер. Однако наиболее сложным явлением оказалась личность самого Кенесары Касымова. В его деятельности и методах борьбы наблюдается некий синкретизм отставания казахского общества от мировых процессов, а с другой стороны - абсолютизация права чингизидов и протестной феодальной элиты на господство над народом, особенно той ее частью, которая не реагировала мгновенно на призывы последнего казахского хана.
Трагедия Кенесары состояла в том, что он в определенной степени повторял путь и методы своего деда Абылая. Вся его жизнь прошла в лоне политических катаклизмов - практически не было времени на созидание, исполнение сокровенных внутренних мечтаний и надежд. К концу восстания Кенесары был подобен загнанному льву, последние свои надежды он связывал с поиском поддержки там, где ее обрели в свое время его дальние предки - Джанибек и Керей. В литературе его приход в Жетысу связывают с тем, что, не найдя поддержки со стороны Китая, он решил огнем и мечом сплотить местных чингизидов и представителей степной элиты. Последних отдельные авторы обвиняют в предательстве, хотя там было не все так просто. Эпоха была иной, отличной от той, когда в долине Чу первые казахские ханы нашли понимание и сплотили народ воедино против врага. Во многом их успехам способствовали этнические процессы. В случае же с Кенесары злую волю сыграла геополитика и объективная прихоть хода мировой истории.
Когда Джавахарлал Неру писал своей дочери о причинах колониального закабаления Индии, он честно признал, что к тому моменту не только ее родина, но и вся Азия уже заметно отстала от темпов мирохозяйственных отношений. Азиатская арба не могла уже тягаться с железным паровозом европейского и российского колониального наступления.
- Почему именно Кенесары был выбран в качестве "объекта" непозитивного восприятия в советской историографии? Ведь, в принципе, он боролся с царским самодержавием. Нет ли здесь парадокса?
- Ответ на ваш вопрос можно найти в моих работах, посвященных историку Ермухану Бекмаханову и Кенесары Касымову.
В создании советской историографией негативного образа Кенесары имеют место два отправных момента методологического свойства. Первое - внешняя политика. Второе - территориальный вопрос. В совокупности эти два явления составляют основы незыблемости любого государства. Однако при условии политизации эти вопросы способны окрасить в черное не только героев прошлой истории, но и тех, кто так или иначе, соприкасался с ними. Даже спустя сто лет, как это было в случае с Бекмахановым.
В 1941-м Сталин выступил в партийной печати с открытым письмом, в котором высказал свое отрицательное отношение к работе Ф.Энгельса "Внешняя политика русского царизма". В этом письме, по сути, содержалось оправдание экспансионистской внешней политики царизма, провозглашалась преемственность политического курса Советского правительства с великодержавным, аннексионистским курсом дореволюционной России.
Письмо Сталина положило начало откровенной апологетике политики царизма в сфере присоединения нерусских народов и, по существу, исключало появление какой-либо иной альтернативной точки зрения.
Что же касается территориального вопроса, то он дает о себе знать до сих пор. Есть такое, когда в архивах под разными предлогами не выдаются дела и документы, если они содержат информацию территориального свойства. В ситуации с Кенесары это особенно актуально. Ведь он требовал вернуть земли своих предков.
Парадокс, о котором идет речь, заключается в том, что каждое новое поколение имеет свойство переносить, а точнее экстраполировать как внешнюю политику, так и политическую карту современности на ту, что была ранее. И отсюда выход на сиюминутные умозаключения и далеко ненаучные, часто политизированные выводы с сослагательным наклонением. Жертвами подобного подхода стали и Кенесары, и Бекмаханов.

 

Первый господин и первый раб…
- Движение Кенесары Касымова продолжалось целое десятилетие. Чем можно объяснить феномен такой его живучести?
- Позвольте поправить: если брать за точку отсчета первое выступление Касыма Абылаева, то получается два с половиной десятилетия - 1822-1847 годы. Феномен заключается в формах борьбы и территориально-демографической специфике. Кроме того, нельзя забывать и о том, что социальную базу движения составляли в основном крестьяне-шаруа и пауперы. Прежде всего, их экономические интересы, а не лозунги, предопределили исход этих событий. В западной социологии уже давно доказано: стоит лидеру удовлетворить хотя бы часть потребностей восставших, по причине которых они примкнули к движению, и он обречен на одиночество. Вы не задумывались над тем, почему все, кто возглавлял восстания, в конечном счете оставались одни? Это в советской историографии было принято объяснять причины краха восстаний лишь стихийностью и неорганизованностью масс. "Моральная экономика" повстанцев, и в особенности крестьянства, имеет свойство влиять на длительность движения протеста. Национальные лозунги тогда не сразу воспринимались простыми людьми. В то время политтехнологий не было. И средства коммуникации были иными. Немалое значение имела степень плотности населения.
- Можно ли провести какие-то аналогии между движением Кенесары Касымова и движением имама Шамиля на Северном Кавказе в плане политических установок и некоторых конечных целей?
- Да, это было бы справедливо. Такие индикаторы военной состоятельности Кенесары Касымова и его приверженцев, как воинский дух, стремление к свободе и отвага, проверялись в традиционных формах протеста и недовольства, каковыми для кочевников были набеги и нападения на объекты, отождествляемые с русской границей. Вот что пишет крупный специалист по истории войн Шамиля на Кавказе Владимир Дегоев: "Это была специфическая форма войны, проявлявшаяся в периодических грабительских нападениях. Некоторые наблюдатели объясняли пристрастие горцев к такому стихийному способу борьбы с врагом отсутствием межплеменного единства и крупного лидера, численным превосходством русской армии. Не исключали и наличия какой-то "другой причины". Тем более что набеги совершались и на соседние племена. Еще среди современников Кавказской войны было довольно широко распространено мнение, что набегами горцев заставляла заниматься "положительная невозможность прокормиться средствами своей страны". Иными словами, скудость природно-хозяйственной базы превращала набеги в некую разновидность "экономического принуждения". Ни в коей мере не отрицая известной роли данного фактора, вместе с тем не стоит игнорировать многочисленные свидетельства в пользу экономической самодостаточности горских обществ. Но не следует впадать и в другую крайность - делать вид, будто этого социального института вообще не существовало, кроме как в "клеветнических" сочинениях русских "дворянско-буржуазных", "шовинистических" историков...
Будучи не просто человеком своего времени, но и монархом, ханом, поставленным в конкретные исторические обстоятельства, Кенесары Касымов был носителем неограниченной власти. Это же оказывало влияние на методы его лавирования как внутри казахского общества, так и в отношениях с Российской империей. Степень противостояния среди враждующих сторон использовалась им в собственных интересах, подталкивая на те или иные меры, которые характеризовали его как деспота и грабителя. Обращаясь к опыту прошлой истории, он использовал в подобных ситуациях орудие насилия и другие механизмы устрашения. Именно поэтому в анналах истории и архивах с документами по истории войны Кенесары Касымова отдельные факты его самоуправства, несправедливости и других форм жестокостей выдергиваются отдельными "исследователями" из общей истории многосложного противостояния. Подобно имаму Шамилю, хан Кене "применял террор против представителей любого социального слоя, от которых исходила опасность для "самодержавия", и он же охотно, без оглядки на общественное положение человека, привлекал на "государеву службу", поощрял и опекал тех, в ком видел преданность себе. Основным был не классовый критерий, а степень лояльности к … режиму… Но эта авторитарная машина закабалила и своего создателя, заставив его неукоснительно соблюдать строгие правила обращения с нею, ибо она не прощала ошибок... В построенной им деспотии право быть первым господином означало необходимость быть первым рабом". Маркс называл подобное состояние "Die Allge¬meine Sklaverei" - "Всеобщее рабство", синоним восточной деспотии.

 

Нерешенные проблемы
- В чем актуальность наследия Кенесары для политической истории современного Казахстана?
- И снова к политике. Уроки истории движения Кенесары важны. Главный из них состоит в том, что нужно вовремя сориентироваться в том, что происходит вокруг, за пределами страны и вотчины. Исключительность, будь она государственная, социальная, национальная, этническая или сословная, не приводит на пьедестал успеха.
- Как развивается коллизия с определением местонахождения головы Кенесары и возвращением ее на историческую родину? Какие моменты здесь преобладают: банальное отсутствие конкретной информации, или сопутствующие обстоятельства политического свойства?
- Время от времени данный вопрос то вспыхивает, то угасает. Это свидетельствует о том, что по нему трудно достичь общественного консенсуса. Так сказать, "фантазии народной нет предела". Недавно после моего выступления о Кенесары в прямом эфире по телевидению позвонил один человек из Караганды. Он представился ясновидцем и сказал, что голова Кенесары находится под одним из храмов в Москве. На днях перезвонил мне и отругал, почему этим еще никто не занялся.
Моменты, о которых сказано выше, имеют право на существование. Но от этого проблема не решается. Разовые инъекции в виде выделения денег в расчете на маломощные поисковые силы уже в который раз не дают никаких результатов. Знаю одно - нужны серьезные научные изыскания закрытого типа со стороны вовлеченных в этот вопрос государств, и доказательства не заставят себя ждать. Только глубокий профессионализм способен разрешить столь сложный и деликатный прецедент.

Комментарии

Author Гани
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-апр-2015, 15:51

Конечно, для нашей истории было бы очень важно найти голову Кенесары, я уверен в будущем, работу в этом направлении будут финансировать в должной мере.

Author Кайрат
Редактировать / Удалить/ Цитировать
13-апр-2015, 12:23

приятная статья и приятно понимать что все таки существовала казахская государственность, надеюсь все это примут как должное.

Author Гептил
Редактировать / Удалить/ Цитировать
14-апр-2015, 23:24

профессором Саттаром Мажитовым
=

Очень тенденциозный и однобокий материал...
Проблема Касымова в том, что он насаждал ислам, а это для казахов была большая проблема...
Вспомните письма Валиханова об мусульманстве в степи..
Насаждая ислам, Касымов вводил и закят, т.е. налог в 5%....
Русская администрация собирала чисто символические кибиточные сборы...
Это стало тем стержнем, что Касымова не поддержали самые богатые казахские роды, такие как аргыны и адайцы...

В 1844 году Наурызбая в составе 100 есаулов к Жаппакскому роду за сбором закята. Жаппасовцы исключительно хорошо встретили Наурызбая и его есаулов, обещали собрать причитавшийся с них закят, на вечер устроили им угощение, а затем распределили по аулам. К ночи, когда есаулы Наурызбая предались сну, заурядник хорунжий Жангабыл, собрав своих приверженцев, решил убить Наурызбая с его есаулами. Когда Жангабыл, совершив убийство есаулов Наурызбая, дошел до его коша, Наурызбай скрылся. Из сотни есаулов Наурызбая было вырезано 95 человек, среди убитых был любимый батыр Кенесары – Байтабын, он долго отстреливался, но в конце концов его загнали в болото, где и застрелили.
Желая проучить родоначальников жаппасовцев, Кенесары совершил вооруженное нападение против аулов зауряд хорунжего Джангабыла и других организаторов убийства, в результате чего был разгромлен целый ряд аулов жаппасцев. Было отогнано значительное количество скота у Жангабыла, Алтынбая, султана Омарова, местного начальника Мурзабек Кулманова, Нимана Алтыбаева и всех тех, кто организовал убийство есаулов Наурызбая. В отдельных случаях при нападении на аулы жаппасцев допущена была излишняя жестокость в отношении мирных аулов, которые не были повинны в гибели посланцев Кенесары.