ВОСКРЕСЕНЬЕ, 25 АВГУСТА 2019 ГОДА
7932 21-07-2014, 11:34

Куда пристроить СМИ?


Вы не задумывались, почему СМИ пытаются все время куда-нибудь пристроить как бедного родственника? То к Министерству культуры и спорта, то к Агентству связи и коммуникаций, то еще к какой-нибудь реорганизуемой структуре. Вам не кажется странным вообще само словосочетание «министерство культуры, информации и спорта»?

 

Есетжан Косубаев:

«Весь комплекс СМИ требует выделения его в отдельный уполномоченный орган, будь то госкомитет или агентство»

И потом: кто курирует эти самые СМИ? Сейчас, например, Агентство связи и информации возглавляет со своей командой специалистов бывший - и весьма опытный! – экс-министр транспорта и коммуникаций. Нет-нет, мы не ставим под сомнение его компетенцию государственного мужа и инженера-связиста. Но, извините, СМИ – это, мягко говоря, из другой оперы. И нам понятна некоторая озадаченность, которую, очевидно, испытывает сам глава агентства, которому предписано рулить прессой. У нас что - перевелись специалисты медийной сферы, способные возглавить эту важную структуру? Ведь кроме технической стороны дела, у того же телевидения есть так называемый контент, который создают творческие люди, но никак не инженеры-связисты, пусть даже самые искушенные. Киномеханик при всем желании не может отвечать за художественные достоинства фильма. Кстати, если вы просмотрите простыни циркуляров, определяющих режим работы агентства, то печатные издания там упомянуты лишь один раз и вскользь. Мы понимаем всю важность Интернета и ТВ, но, согласитесь, что-то тут не так.
- СМИ - важнейшая сфера нашей жизни, она не должна быть бесхозной. Если кому-то выгодно сегодня СМИ представить как совсем уж независимую структуру, то это та часть журналистов, которая желала бы в своих публикациях говорить все, что им вздумается. И ни за что не отвечать. Я категорически против этого.
Наш собеседник Есетжан Косубаев был руководителем Республиканской корпорации «Телевидение и радио Казахстана», работал в администрации президента РК - руководителем пресс-службы и заведующим отделом по связям с общественностью и прессой управления внутренней политики, а впоследствии стал министром культуры, информации и спорта Республики Казахстан.
- Пресса - магистраль с двусторонним встречным движением СМИ и властных структур. Да, были ошибки в отношении прессы у государства и власти, - говорит он. - Но это зависит не от базовых концептуальных понятий, закрепленных в нашей Конституции. У нас есть четкий Закон о СМИ, который носит как юридический, так и морально-этический характер. Во всех наших недочетах молва привыкла винить власть. Не думаю, что это продуктивная позиция. Я сам бывал неоднократно под обстрелом и знаю, что это такое, но такова уж непростая доля чиновника. К сожалению, у отдельных представителей журналистского цеха сложилось мнение, что лишь они имеют право обвинять власть и строго спрашивать с нее. Но ведь и власть может не менее строго спросить с журналистов: они что - деструктивная часть социума или созидательная? Мы не имеем права сеять смуту, вбрасывать дезинформацию, расшатывать в человеке жизненно важные нравственные основы, исподтишка и анонимно доводить его до инфаркта и нервного срыва. К сожалению, новые технологии, электронные средства массовой информации стали опасным инструментом в руках нечистоплотных людей, а журналист должен отвечать за сказанное им слово. Подчеркиваю: должна быть обоюдная ответственность власти и СМИ.
- Но есть ведь СМИ государственные и СМИ независимые. Кто и что определяет степень независимости?
- Независимые СМИ есть экспертная площадка. Однако, стремясь к предельной объективности, они не должны разъедать канву сложившихся общественных отношений, к примеру, между властью и бизнесом. И недопустимо спекулировать, акцентируя наше внимание на болевых проблемах. Но независимые СМИ - визитная карточка демократии Казахстана. Повторяю: независимые СМИ - это эксперты высшего уровня, нечто вроде присяжных заседателей, пользующихся доверием народа. Без независимой прессы истинная демократия невозможна. Хотя рынок показывает, какие именно независимые СМИ интересны, а в каких независимость - фикция.
- А как вы воспринимаете то, что агентством, к которому ныне приписано СМИ, руководит инженер, а не человек из медиа-сферы? У меня такое ощущение, что СМИ у нас где-то сбоку припеку…
- Сегодня как тренд стала высокая частота реорганизации и реструктуризации. Оптимизация - наш девиз. Я не вижу в этом какой-то трагедии. Наверное, методом проб и ошибок мы придем к нужному результату.
- Вы возглавляли Министерство культуры, информации и спорта. Вас не смущает слишком близкое соседство этих понятий - СМИ и спорт?
- Нет, не смущает. С учетом моего опыта я в этих сферах разбираюсь в равной степени хорошо. Потому, видимо, при мне министерству и была определена такая конфигурация. Время изменилось, изменились и приоритеты. Развитие информационных технологий вышло на новый, более высокий уровень. И весь комплекс СМИ требует выделения его в отдельный уполномоченный орган, будь то госкомитет, а скорее всего - Агентство по делам печати, телевидения, информации. Хотя нужна, наверное, отдельная структура типа комитета по печати и издательским делам. Кстати, и телевидение требует тоже особого, автономного внимания. И хорошо было бы, если бы все это расфасовывалось по отдельным сегментам из одной точки. Конечно, коммерциализация требует, чтобы руководил всем этим тот, кто умеет крепко держать вожжи в руках. У меня нет возражений по персоналиям, все они мои коллеги, мои друзья. Но настал час икс, когда СМИ, телевидение и издательские дела были бы неплохо уместить в одной квартире, чтобы каждому досталось по уютной комнате с общей кухней и прочими коммунальными удобствами. А разбрасывать это все по отдельным министерствам, на мой взгляд, нерационально. Тут надо понимать, как это будет корреспондироваться. Есть несовместимые жанры, и дело не в эклектике, а в том, что управлять будет сложно. Чем проще структура управления, тем быстрее само ремесло получит зеленый свет для своего развития. Общество должно быть особо требовательным к соблюдению прессой этических норм. А государство сегодня в силе помочь, облегчить их экономическую, то есть финансовую проблему, выработав новые механизмы мотивации (госзаказ, гранты и т.д.)
- А как, на ваш взгляд, смотрится нынешнее Агентство связи и информации?
- Вы знаете, я бы от связи отстегнул информацию, поскольку сегодня связь сама по себе сфера наиважнейшая. Информатизацию и связь надо бы поднять до уровня министерства. И вот как раз здесь нынешний глава агентства был бы человеком просто незаменимым, принимая во внимание его инженерную и технологическую оснастку.
- Что будет находиться в ведении такого министерства?
- Это весь спектр новых информационных технологий (IT, спутниковая связь, Интернет со всеми его передовыми опциями). Это дорога в завтрашний день. Агентство же пусть занимается своими сугубо информационными делами, в том числе СМИ (печатными и электронными), периодикой, издательскими делами…
…Вот такой вот взгляд на поднятую нами проблему с высоты, так сказать, орлиного полета.

 

Досым Сатпаев:

«Пора снимать розовые очки, которые часто ведут к политической слепоте»

И все же несмотря на столь наглядный урок ликбеза, который дал экс-министр культуры, информации и спорта, у нас отчего-то осталось ощущение, что наши СМИ подобны той самой киплинговской кошке, которая гуляет сама по себе. Плохо это или хорошо? Намордника в виде цензуры давно уже нет, и слава Богу! Но ощущение, что кто-то держит прессу на коротком поводке (пусть и невидимом!), отчего-то присутствует. А, может, поводок этот и необходим?..

Мы родом из страны Советов, и нормативы этой чудесной страны у нас в крови. Ну не может быть праздно шатающихся кошек в нашем медийном пространстве! И должно же быть хоть какое-то, пусть даже с дырявой крышей, стойло у Пегаса…
Чтобы разобраться во всех этих домыслах, недомолвках и хитросплетениях, мы обратились к одному из наших вольных каменщиков, человеку с незашоренным зрением и проницательным умом. Досым Сатпаев, кандидат политических наук, дает свой комментарий:
- За последние двадцать с лишним лет какие только государственные структуры не контролировали информационное пространство страны. В результате от этого пространства практически ничего не осталось. Государственные СМИ – как чемоданы без ручки. Пользы мало, а выкидывать жалко. Сейчас наличие «ручных» и управляемых СМИ (со стороны государства и аффилированных с государством финансово-промышленных групп) удобно только в войне компроматов, но не в идеологической работе. Эти телеканалы и газеты не являются конкурентоспособными. А отсутствие конкурентоспособных СМИ обрекает Казахстан на информационную периферию, где мы становимся потребителями чужой информации, а также чужой идеологии.
Конечно, со стороны государства иногда предпринимались попытки взять ситуацию под контроль. Например, в прошлом году тогда еще госсекретарь РК Марат Тажин сделал несколько громких заявлений. В частности, по поводу провальной государственной информационной политики, при которой часть СМИ живет в тепличных условиях, как в оранжерее, доставляя «удовольствие» не обществу, а «садовникам» от власти, другая часть загнана в резервацию или в подполье, где они вынуждены выживать, а не развиваться, а третьи ушли в альтернативное информационное измерение. И все эти информационные игроки разрывают страну на части различных представлений о том, что происходит внутри республики и за ее пределами. Но вместо реформирования в марте текущего года появилось очередное Агентство по связи и информации РК. Я сомневаюсь, что те государственные структуры, которые прямо или косвенно занимаются разработкой и реализацией информационной политики в Казахстане, могут и, самое главное, хотят решать все эти проблемы. Как показывает практика, чиновники плохо разбираются в медийной кухне. Их главная задача - расставлять красные флажки для всех игроков на этом поле. В результате образуется опасная смесь, когда «деидеологизация элиты» сочетается не только с «идейным сепаратизмом» внутри общества, но и с девальвацией доверия к любой официальной информации. А это говорит о потере властью стратегической инициативы в работе с информационным полем. И пока элиты занимаются своей «игрой престолов», есть риск того, что они могут окончательно потерять связь с обществом, которое окажется под информационным контролем других игроков, в том числе внешних.
Что касается мировой практики, то существует довольно много моделей повышения конкурентоспособности информационного пространства. Например, государственная поддержка в создании отдельных конкурентоспособных СМИ. Примером может быть международная телекомпания «Аль-Джазира», которая была создана в 1996 году по указу эмира Катара и вскоре превратилась в аналог арабского BBC. Конечно, чуть позже ее тоже стали использовать в информационных войнах, но на начальном этапе своего существования она была примером творчества, креатива и новизны. Также есть модель государственной поддержки в создании конкурентоспособной среды внутри страны для развития всех видов СМИ (государственных и негосударственных), с акцентом на производство местного контента. Второй вариант более перспективен, так как речь идет о конкурентоспособности всего информационного пространства страны, а не только отдельных медийных структур. Для этого, в первую очередь, необходимо распределение государственного заказа только на основе рейтинга популярности тех или иных СМИ или веб-ресурсов, без учета уровня их приближенности к власти. Пора снимать розовые очки, которые часто ведут к политической слепоте.

 

Беседовал Адольф АРЦИШЕВСКИЙ.

Комментарии